Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Заметки на полях. Нельзя быть с Государем запанибрата


Читаю фантастическую книгу (не ту, из которой взята картинка). Автор вроде все хорошо пишет, и коммунистов, опять же, не любит. В истории ошибки делает, но то простительно. А вот что сильно режет глаза, так это странное отношение главной героя к монарху.
Не может подданный, особенно если он верноподданный быть с монархом на ты. Для настоящего монархиста - Государь фигура сакральная. Самим Богом поставленная над всеми. Ему должно служить, можно любить (можно и не любить), но к нему нельзя относиться фамильярно, какие бы близкие отношения не были бы. Нельзя звать монарха по имени, тем более по уменьшительному или прозвищу. В мыслях - да, за глаза - не этично, но, в принципе, можно - ежели фрондируешь или не любишь. Но вот в глаза - только Ваше Императорское Величество или в крайнем случае - Государь. (Государь, проснись, беда!).
Хорошо показан этот момент в японской саге "LOGH" (картинка как раз оттуда) - два друга, два офицера, один из которых волей судьбы становится монархом. И второй очень быстро понимает, что все изменилось и теперь он "первый слуга Вашего Императорского Величества". Хотя друзьями они остаются.
Одно исключение из этого правила есть - члены семьи и только в домашней обстановке и личной беседе. Потому что семья древнее государства и семейные узы выше закона.
Но ни кого больше - друзей детства, близких соратников и т.д. это не распространяется.
Вспоминается момент из книги "Детство Императора Николая II". Главный герой будучи мальчиком воспитывался с будущим Государем и его братом и тогда они были для него Ники и Жоржик. Прошли годы и друзья детства встретились вновь:
-- Кто?
-- Это вы, Олленгрэн?
Оторопел.
-- Я, Ваше Императорское Величество.
-- Почему не уехали?
-- Счел долгом остаться до отхода поезда, Ваше Императорское Величество.
-- И что зря себя мучаете? И так тут со мной намаялись. Пять круглых дней.
-- За счастье почитаю. Ваше Императорское Величество.
-- Нет ли у вас папиросы: у меня вышли, а прислугу будить не хочется. Раскрываю портсигар. Царь шарит рукой.
-- Да у вас всего две.
-- Рад стараться. Ваше Императорское Величество.
-- Не возьму. Не этично.
И отдать себе отчета не могу, как у меня вырвалось:
-- По старому приятельству можно, Ваше Императорское Величество. Царь засмеялся и сказал:
-- Ну, разве что по старому приятельству.
Мы закурили в темноте, и тут последовал разговор....

По старому приятельству поделить последнюю папиросу, вести задушевный разговор, но обращение только "Ваше Императорское Величество" и никак иначе.

(Полковник Владимир Константинович Оллонгрен - друг детства Николая II).
А.
Tags: книги, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments