Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Убить ветерана

Вчера пришло известие о смерти писателя Бориса Васильева. В многочисленных некрологах в основном говорят о его военной прозе, всем известных произведениях вроде "А зори здесь тихие" или "В списках не значился". Слов нет - книги известные, но как бы сказать, не уникальные. Так о войне писали и другие. Конечно, опыт каждого прошедшего через ад боевых действий писателя неповторим, и нельзя книгу Васильева спутать с книгой Некрасова или Астафьева, но нельзя и не увидеть общего.

Другое дело произведение, о позднесоветском обществе, наглядно показывающее моральную и нравственную деградацию оного. Небольшая по размеру повесть "Суд да дело", написанная в конце 70-х годов прошлого века. Ее герой - ветеран, офицер, кавалер боевых орденов, потерявший на войне ногу. Он живет в небольшом провинциальном городке, выращивает на своем участке цветы и продает их на рынке. Цветы у него нещадно ворует местная молодежь при полном равнодушии соседей и честной советской милиции. Одну собаку-сторожа у него отравили, вторую - в отсутствие хозяина забили камнями. Три часа животное убивали, днем. При полном равнодушии окружающих. И, наконец, вооруженный обрезком трубы комсомолец лезет средь бела дня через забор воровать цветы для девушки, и рвет. Рвет с матерой руганью на глазах у хозяина инвалида и ветерана, рвет цветы, посаженные перед смертью женой ветерана.... И бывший офицер не выдерживает - в его руках появляется ружье - три выстрела в воздух, четвертый - на поражение. Стрелять на фронте хорошо учили - пуля попала прямо в сердце грабителя.
Но начинается повесть не с этого, а с допроса в тюремной камере, (В какой еще стране человека, застрелившего вооруженного грабителя, застигнутого на месте преступления будут арестовывать и судить? "не вращайте глобус, вы не найдете") где следователь формулирует обвинение по статье "умышленное убийство" и обещает ветерану 10 лет заключения.
Кровавый режим? Да нет, тут судьи и правоохранители еще наиболее гуманная часть персонажей, ибо общество городка сочувствует отнюдь не ветерану, а убитому. "Из-за цветочков каких-то человека убил" - это общее мнение. В центральной прессе инвалида называют кулаком, оборвавшим жизнь молодого влюбленного. И никто не задумывается о том, что воровать не хорошо, что вторгаться на чужой участок с обрезком водопроводной трубы, ломая забор - тоже не хорошо, никто не видит, что вторжение на личный участок, это вторжение не только в личное пространство, но и саму душу человека.
Автор показывает это через параллельное расследование, которое ведет адвокат. Тоже бывший ветеран, берущийся за дело почти исключительно из солдатской солидарности, с риском для своей адвокатской карьеры и здоровья.
Для общества равноценны и ветеран-инвалид и молодой грабитель у которого "еще все впереди" (пьянки, поножовщина, вытрезвитель, смерть от ножа или срок в колонии), более того - ветеранство ставится как дополнительный обвиняющий фактор - "Вы же за него на фронте воевали, зачем же вы его убили"? - ставит вопрос следователь.
Повесть советская, и финал в ней должен быть оптимистичным. Добро вроде как торжествует, но торжество тоже чисто советское - ветерана не оправдывают, все что могут сделать судьи - отправляют его дело на доследование, с целью изменения статьи на более мягкую - превышение необходимой самообороны. Человеку, защищающему свои личные святыни, свою честь, свой дом в советской системе нет оправдания.
Вторым планом в повести идет тема всеобщего разврата, буквально пронизывающего общество. Приехавшая из Москвы журналистка, соблазняет следователя прокуратуры, судья застает своего мужа с любовницей, девушка, ради которой грабитель лезет за цветами, в это время целуется с другим парнем, судья застает своего мужа с любовницей, да и сам главный герой живет фактически на две семьи, и все еще более запутывает, а вернее опутывает липкой паутиной лжи.
Вот такая картина из жизни позднесоветского общества, с его отношением к ветеранам, праву собственности и личности, к самообороне, очень полезная на фоне нынешней всеобщей ностальгии по временам "порядка и изобилия". Причем, интересная эта картина тем, что написана по сути с натуры, не коварным антисоветчиком, а самым что ни на есть официальным писателем.
Официальным, но честным.
Светлая ему память.
А.
Tags: книги, обывательское, розмыслы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments