Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Гумилев и востоковеды. Часть 0. Изгнание из Спарты.

Некоторые заметки к биографии Л.Н. Гумилева. Разбирать старые споры сложно, ибо если научные позиции озвучиваются в них открыто, то административные и личные, как правило, остаются за кадром и даже в довольно откровенных мемуарах от них остаются только намеки. Но на итоги спора влияют и те и другие. А последствия споров и интриг оставляют долгий след и в науке и в судьбах участников....




Весной 1946 года Лев Гумилев поступил в аспирантуру Института Востоковедения АН СССР (ИВАН) в Ленинграде. Темой диссертации он избрал некоторые моменты из политической истории древних тюрок, а его научным руководителем стал академик Сергей Андреевич Козин

Сергей Андреевич Козин.

Окончил восточный факультет Императорского Санкт-Петербургского университета в 1903 году. 10 лет служил в Управлении калмыцким народом (была такая структура в составе Министерства внутренних дел Российской Империи), а потом - 4 года советником при администрации внешней Монголии (которая как раз тогда при помощи России отделилась от Китая). В советское время сосредоточился на научной деятельности. Изучал, переводил и публиковал калмыцкий и монгольский эпосы, в том числе, перевел на русский язык "Сокровенное сказание".

С руководителем, можно сказать, повезло - нормальное (не советское) образование, высокий уровень компетентности, специализация на близкой теме. Опять же, не "красный профессор".

Но что-то пошло не так....
1 декабря 1947 года Гумилева исключают из аспирантуры ИВАН с формулировкой "как не соответствующего по своей филологической подготовке избранной специальности".
В поздних мемуарах Лев Николаевич связывал свое отчисление с политикой:
Сдал вступительные экзамены в аспирантуру Института востоковедения, где меня сразу же приняли, и я начал заниматься дальше, поехал в экспедицию с профессором Артамоновым.
Но когда я вернулся, то узнал, что в это время мамины стихи не понравились товарищу Жданову и Иосифу Виссарионовичу Сталину тоже, и маму выгнали из Союза, и начались опять черные дни. Прежде чем начальство спохватилось и выгнало меня, я быстро сдал английский язык и специальность (целиком и полностью), причем английский язык на «четверку», а специальность – на «пятерку», и представил кандидатскую диссертацию. Но защитить ее уже мне не разрешили. Меня выгнали из Института востоковедения с мотивировкой: «за несоответствие филологической подготовки избранной специальности»


На первый взгляд логично, но сомнения есть и большие:
1. Во-первых, постановление о журналах "Звезда" и "Ленинград" вышло 14 августа 1946 года, через три месяца после поступления Гумилева в аспирантуру. Как-то долго "спохватывалось" начальство.
2. Во-вторых, хотя постановление и клеймило Ахматову и Зощенко, но не уничтожало их полностью - отовсюду выгнали, но не посадили не говоря уже о чем похуже. По советским меркам - это мягкая расправа, за которой добивать родственников вовсе не обязательно.
3. Многие мемуаристы и исследователи отмечают несколько фрондерский характер ИВАНа, там могли почти завалить защиту историка-коммуниста (кстати, с тем же обвинением в незнании языков).

Биограф Гумилева С. Беляков считает, что названная причина могла быть вполне реальной - языковая подготовка Гумилева на фоне востоковедов выглядела и в самом деле очень слабой. Из восточных языков он знал только персидский и немного тюркский, чего было явно недостаточно для выбранной им темы.

Но опять, что-то не сходится - уровень языковой подготовки был ясен еще при поступлении в аспирантуру. Если считался недостаточным - зачем взяли? Опять же - аспирантура, не работа. Выпустить на защиту и забыть как страшный сон. Должно быть что-то еще.

С.Беляков предполагает наличие некоторого конфликта между Гумилевым и его научным руководителем, приводя цитату из письма Артамонова -

«Встречая подозрительное к себе отношение, Л.Н. Гумилев нередко реагировал на него по-ребячески, показывая себя хуже, чем есть. Отличаясь острым умом и злым языком, он преследовал своих врагов насмешками, которые вызывали к нему ненависть. Обладая прекрасной памятью и обширными знаниями, Л.Н. Гумилев нередко критиковал, и притом очень остро, “маститых” ученых, что также не способствовало спокойствию его существования. Особенно острым были столкновения Л.Н. Гумилева с его официальным руководителем акад. Козиным и с проф. Бернштамом, которых он неоднократно уличал в грубых фактических ошибках».

Конфликт с научным руководителем - это действительно серьезно. Но опять же - в чем причина? В каких ошибках мог Гумилев "уличить" Козина, тем более, что темой монголов он в эту пору не занимался? Обидел лично? Если с Бернштамом они почти ровесники, то Козин на тридцать с лишним лет старше, какие тут столкновения....

А может все куда проще? Рассмотрим работу Гумилева в аспирантуре:

Диссертацию под названием "Политическая история первого тюркского каганата" он подготовил к ноябрю 1947 года. Отзывы на нее дали профессор М. И. Артамонов и член-корр. АН СССР А.Ю. Якубовский. Оба по своей основной специализации - археологи. По профессиональным интересам от древних тюрок в общем-то далеки.
Обращает на себя внимание и очень быстрый срок написания работы - полтора года (вместо положенных трех) Причем, из этих полутора лет шесть месяцев Гумилев провел в археологических экспедициях! (Это была Юго подольская экспедиция ЛГУ под руководством М.И. Артамонова). Тема экспедиции не имела никакого отношения к диссертации.

А теперь посмотрим на деятельность Гумилева глазами Козина - немолодой уже аспирант (Гумилеву 34 года) со слабой базовой подготовкой, вместо того, чтобы попытаться улучшить ее за счет ресурсов ИВАНа (выучить если не китайский, то хотя бы монгольский языки) тратит драгоценное время на полевые развлечения (копает скифские и славянские городища), очень быстро пишет текст диссертации и спешит выйти на защиту, заручившись отзывами влиятельных, но не компетентных в теме исследования людей на стороне. Куда спешит? Почему не хочет послушать руководителя и поработать еще год, с тем чтобы выйти на защиту с нормальной работой?
Статей нет. Докладов на конференциях нет. А недоброжелатели есть и у аспиранта, и у академика. На защите будет скандал и возможен провал.

За своих учеников русские профессора держались, как правило, крепко. Но только не за таких, которым был не нужен учитель.
А Лев Гумилев полагал, что руководитель ему не нужен, что он знает все сам.

Сие и привело к изгнанию. А изгнание привело к новому конфликту.

О котором - в следующей части.
А.
Tags: Гумилев, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment