Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Гумилев и востоковеды. Часть 1.0. Генезис "Хунну"



Новое столкновение Л.Н. Гумилева с советскими востоковедами было приурочено к выходу из печати его первой книги - "Хунну". Но прежде чем перейти к описанию этой дискуссии, имевшей большие последствия для всех участников, рассмотрим обстоятельства появления этой книги на свет Божий.


Сергей Беляков описывает рождение книги следующим образом:
В июне 1957-го Гумилев получил от Института востоковедения предложение издать монографию. В декабре 1957-го он сдал в редакционно-издательский отдел института рукопись «Хунну», своей первой книги, переработанной «Истории Срединной Азии в древности».
Гумилев ликовал: «“Хунны” взяли ИВАН!!! Обсуждение прошло так гладко, что я даже не ждал. <…> Книга представлена к печати. Артамонов – редактор»,


Но не все так просто:
Во-первых, издательство "Восточная литература" было создано как раз в 1957 году как издательский центр ИВАНа.
Во-вторых, весьма странно, что предложение издать из самых первых книг нового издательства было адресовано, человеку со стороны (Гумилев в это время - научный сотрудник Эрмитажа) никак с Институтом не связанного и ничего еще не написавшего.
В-третьих, и Беляков, и другие биографы указывают - "Хунну" - это первая часть, написанной еще в заключении "Истории Срединной Азии" (чем и объясняется столь короткий срок подготовки рукописи.

Отзывы на рукопись представили М.И. Артамонов и А.П. Окладников - люди весьма влиятельные (Артамонов - директор Эрмитажа, Окладников скоро станет академиком), но от проблематики кочевников восточной Евразии весьма далекие (сфера научных интересов первого - Хазары, второго - каменный век) и с ИВАНом никак не связанные. Оба археологи, знавшие Гумилева по работе в экспедициях. Что довольно необычно - Артамонов стал и научным редактором книги (хотя уж эту бабу ягу издательство должно было найти в своем институте).
Негласную поддержку книге оказывал и академик В.В. Струве.

Можно предположить обратный ход событий - Гумилев привез из лагеря рукопись, которую очень хотел опубликовать. Струве, который к нему хорошо относился еще по старой памяти, решил помочь, а Артамонов и Окладников поддержали.

Книга им явно понравилась - написана простым и понятным языком, в интересной и увлекательной (местами) форме, о событиях, совершенно дотоле неведомых. Вероятно, читал рукопись и Струве, который тоже был специалистом в другой сфере (по древней истории Месопотамии), и которому она тоже понравилось.

Кто принимал участие в обсуждении рукописи в издательстве мы не знаем, можно только предположить, что будущих критиков туда не позвали, понеже были они молоды и малы чином.

Скажем два слово и о самой книги. Не о содержании (о чем речь пойдет дальше), а о концепции, основу которой составляли следующие тезисы:

- кочевничество - это не этап в развитии народа, а образ жизни, не менее ценный, чем цивилизация.
- Отсюда вывод - история кочевников самоценна, а не является частью истории их оседлых и цивилизованных соседей, в данном случае - Китая
- действующими лицами истории являются не государства, а народы и возглавляющие их буйные личности (хотя слов "этнос" и "пассионарность" в книге нет).
- отсюда и стремление проследить труднодокументируемую историю народа, особенно ее начало и понять, откуда оный народ возник.

В концепции есть некоторое влияние евразийства, а также зародыш будущей теории этносов. Радикальной новой она по тем временам не была, но и особых преимуществ в изучении истории не сулила. Зато давала книге логическую связность и делала ее интересной для читателя-неспециалиста.

Специалисты же, смотрели на другое.

На что именно - разберем дальше.

А.
Tags: Гумилев, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments