Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Профессиональный историк и военный о произведении Исаева часть1

Из журнала Военно-исторической архив.
И за одно, не ограничиваясь критикой подробно разбирает операциию ЗЗ армии под Вязьмой.


В.М.МЕЛЬНИКОВ, кандидат исторических наук

КТО СТОИТ ЗА "ПРОЕКТОМ ЛЖИ" АЛЕКСЕЯ ИСАЕВА О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ?

Не так давно книжные полки магазинов пополнила очередная книга, как написано в предисловии к ней, "известного историка" Алексея Исаева под названием "Георгий Жуков. Последний довод короля". Восхищенные эпитеты в адрес автора, сочиненные, по всей видимости, им же и вынесенные на обложку книги, сразу же вызывают неоднозначное отношение к ней.
Красной строкой по всей книге проходят две идеи: в истории Великой Отечественной войны есть один гениальный полководец – Маршал Советского Союза Жуков Г.К., а в ее историографии имеется один настоящий историк – Алексей Исаев. Впервые держу в руках такую книгу, где автор, возвеличивая собственную персону, не стесняясь в выражениях, дает высокомерно-поучительные, естественно, отрицательные оценки другим авторам: Сафир В.М. – плох, Резун В. – ничего не понимает в истории, Бешанов В.В. – далекий от всего, такие же – Богданович В., Васильченко К.Ф. и др.
Полководцы и военачальники в годы Великой Отечественной войны, по мнению А. Исаева, у нас тоже не ахти! Разве это военачальники: Конев И.С, Еременко А.И., Белов П.А., Ефремов М.Г., Катуков М.Е. и др.? Другое дело Маршал Жуков. А говорят – один в поле не воин! Молодец, господин А. Исаев, молодец! Круто взял. Даже страшно "полемизировать" со столь гениальной личностью, тем более что страницы книги забиты цифрами, датами, фактами, аж дух захватывает.
Но настораживает отсутствие ссылок, особенно когда приводятся архивные данные. Уважающий себя и читателя автор всегда даст ссылку на представленные данные, если, конечно, это не его выдумка.
Резко бросается в глаза отсутствие у автора элементарного понятия о сущности современного общевойскового боя (операции) и какая-то корявая, явно не военная, терминология. Чего стоит только одно определение – "комплектная стрелковая дивизия". Прослужив в армии почти тридцать лет, никогда не слышал такого определения. Любой военный человек знает, что численность соединения, части исчисляется: по штату, по списку, налицо. Конечно, писать на военную тему сложно, не имея за плечами хотя бы школы прапорщиков! Тогда и не стоит браться за это дело.
Правда, автор и сам не преминул на страницах книги несколько раз сказать об этом. Например, на с. 379 он пишет: "Когда нет понимания механизма развития операций, то автор исторического исследования искренне не может найти причины тех или иных решений". Я так понимаю, что А. Исаев делает упрек себе, ибо, например, Владимир Михайлович Сафир, которого он пытается учить, имеет за спиной не только соответствующее военное образование, но и опыт участия в Великой Отечественной войне.
С наступлением так называемой демократии писать о войне стали, буквально, все кому не лень, тем более что тема-то "легкая" – ВОЙНА. У нас в стране не так много людей, хорошо разбирающихся в экономике, сельском хозяйстве, промышленности, но в военном деле понимают буквально все. Поэтому и заполнили полки книжных магазинов книги о войне, написанные конюхами, доярками, сапожниками, представителями других профессий, многие из которых не только не служили в армии, но и живого солдата в глаза не видели.
К тому же, к глубокому сожалению, сейчас главное не содержание книги, а красивая обложка, вынесенные в эпиграф слова великих людей (желательно иностранного, а не российского происхождения), самовосхваление ("известный историк" и т. п.), и успех обеспечен. За примером не далеко ходить. Тот же А. Исаев успел "наплодить" за последние годы столько книг, сколько не снилось даже А. Дюма, на что уж последний считался одним из плодовитых писателей. К тому же с французским писателем работала целая группа помощников.
Посвятив более десяти лет изучению боевого пути 33-й армии в период Московской битвы и деятельности ее командующего генерал-лейтенанта Ефремова М.Г. и подробно изучив за эти годы свыше 200 архивных дел, я ни разу не встретил в листах ознакомления фамилии А. Исаева (просто молодец тот, кто выдумал эти листы, имеющиеся при каждом деле: сразу видно, кто действительно занимался исследованием вопроса, а кто пересказывал чужие рассказы, не утруждая себя работой в архиве). А где, как не в архиве искать правду о войне? Тот, кто близок к исторической науке, знает, что объективность исследования заключается, прежде всего, в изучении реального исторического материала, а не в пересказывании всякого рода выдумок и чужих рассказов.
Остановлюсь на фактах, приведенных в книге и непосредственно касающихся генерал-лейтенанта Ефремова М.Г. и соединений и частей 33-й армий, тем более что автор постарался вылить ушат грязи и лжи на ее бойцов и командиров, приведя в подтверждение своих слов цифры и факты, которые абсолютно не соответствуют истине и имеющимся в архиве данным.
Раздел "Растопыренными пальцами" в сторону от катастрофы" посвящен Ржевско-Вяземской операции 1942 года. Нельзя не согласиться с тем, что Ржевско-Вяземская операция в силу различных объективных и субъективных причин исследована нашими историками неудовлетворительно.
Основная часть наших полководцев и военачальников, имевших к ней какое-либо отношение, старалась о тех событиях говорить и писать вскользь (Маршалы Советского Союза Жуков Г.К., Конев И.С. и др.). Маршалы Советского Союза Шапошников Б.М. и Соколовский В.Д. вообще считали, что она не относится к периоду Московской битвы [1]. В тех же трудах, где о ней есть хотя бы какое-то упоминание, не так много конкретных фактов и цифр, однако эту мясорубку запомнили очень многие. Еще больше бойцов и командиров уже никогда о ней не вспомнят – она стала для них последним сражением в их короткой военной биографии.
Безусловно, во многом она не получила своего развития в связи с тем, что в войсках катастрофически не хватало боеприпасов. Однако не понятно, почему А. Исаев, приводя этот факт, делает ссылку на Гареева М.А., который в тот период, вроде бы, не был известным военачальником и не исполнял обязанностей начальника Главного Артиллерийского Управления РККА. По всей видимости, в историографии Великой Отечественной войны появилась новая личность, на которую необходимо обязательно делать ссылку, как в недалеком прошлом на Л.И.Брежнева.
Тем более что об этом факте имеются сведения и у начальника штаба Западного фронта В.Д. Соколовского [2] и в мемуарах Г. К. Жукова [3]. Факт неудовлетворительного обеспечения войск боеприпасами в январе-феврале 1942 года подтверждают начальник Генерального штаба Красной Армии Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников [4] и бывший командующий Калининским фронтом И.С. Конев [5].
Вместе с тем именно этот факт и свидетельствует о непродуманном принятии решения на проведение данной операции командованием Западного направления – боеприпасов абсолютно нет, а планируется наступление такой массы войск, да еще с такими важными целями. На чем же основывалось принятие такого решения, учитывая, к тому же, что войска к тому моменту сильно устали? Где логика даже с точки зрения не полководца, а обывателя? Что же такого гениального в принятом генералом Жуковым Г.К. решении нашел А.Исаев. Решения, в котором невооруженным взглядом просматриваются как большие потери войск, так и абсолютная его невыполнимость.
Талант полководца заключается не только в том, чтобы умело управлять войсками в ходе боевых действий, но и в том, чтобы предвидеть результат операции, а когда надо и признать свою ошибку. К глубокому сожалению после войны наш известный полководец не нашел в себе сил, чтобы признать свои просчеты. А Исаев, вместо того чтобы критически оценить итоги этой операции, тем более что архивного материала в наличии предостаточно, искажая факты и цифры, пустился в поиск виновных среди подчиненных Жукову командиров и военачальников, и, набросился с яростной критикой на генерала Ефремова М.П., отдавшего свою жизнь в бою с немецко-фашистскими захватчиками. Любой умный человек хотя бы постеснялся тревожить честь человека, который сложил свою голову на алтарь Отечества. Но "известные историки" новой России видно сделаны из другого теста. Они будут пинать лежачего и винить погибшего! Чем вам мертвый генерал ответит? Ничем?
Глубоко ошибаетесь! За него ответит ПРАВДА ИСТОРИИ, за него ответят архивные документы, которые со всей очевидностью свидетельствуют, что командующий 33-й армией, его бойцы и командиры сделали все от них зависящее, чтобы выполнить авантюрное, абсолютно непродуманное решение генерала армии Жукова Г.К. о взятии Вязьмы. Но об этом ниже.
На с. 284 автор пишет: "Начнем с того, что к моменту ввода в разрыв фронта впоследствии 33-й армия М.Г. Ефремова по численности больше походила на одну комплектную стрелковую дивизию" [6].
Да, 17 января 1942 года Военный совет Западного фронта издал приказ о наступлении 33-й армии с целью выхода в тыл вяземской группировки противника:
"... 3. Создалась очень благоприятная обстановка для быстрого выдвижения 33 армии в район Вязьмы в тыл вяземской группировки противника.
Приказываю:
Одновременно с ликвидацией противника в Верея главные силы армии с утра 17.1.42 форсированным маршем направить в район Дубна, Замыцкое, имея дальнейшей задачей, в зависимости от обстановки, удар на Вязьму или обход его с юго-запада...
Жуков Хохлов Соколовский" [7].
Тогда сразу же вопрос. Зачем такую маленькую армию бросать вперед, не пытаясь даже ее усилить? Что гениального в этом решении, не говоря уже об усталости бойцов вследствие многодневных боев по овладению Боровском и Вереей, растянутости коммуникаций, исключительно плохого состояния дорог, отсутствия необходимой поддержки силами и средствами старшего начальника!
Чем так приятно удивило "известного историка" Алексея Исаева принятое генералом армии Жуковым Г.К. решение, если 33-я армия походила в этот момент по его словам на одну "комплектную стрелковую дивизию", и вдруг ей ставится такая непосильная, двуединая задача: овладеть Вереей и одновременно выдвигаться в направлении Вязьмы, до которой ни много ни мало 110-120 км. И пусть противника на предполагаемом маршруте выдвижения было не так много, но заснеженные дороги, вернее их полное отсутствие, в значительной степени затрудняли продвижение частей. Бывший боец 113 сд Митюнин Александр Прокопьевич, проживающий сейчас в д. Яковлевское Наро-Фоминского района рассказывает:
"Шли по дорогам, которые расчищало местное население. Высота снега по бокам около двух метров. 1 февраля 1942 года на дороге, уже после Износок заходит на нашу роту немецкий самолет и давай поливать огнем, но все вроде бы обошлось без больших потерь – ранило несколько человек. Только видим, самолет разворачивается и вновь летит вдоль дороги, а бежать некуда, вокруг снег высокий. Ну, думаю, все, конец. Многих убило тогда, а меня тяжело ранило – полгода лежал в госпитале. Но та пуля спасла меня от последующей беды, которая выпала на долю нашей 110-й дивизии. Она попала в районе Вязьмы в окружение, и все мои товарищи остались там навсегда".
Интересная, неизвестная ранее методика представления данных используется автором в книге. Сообщаются факты, цифры, а откуда они, пойди, узнай, попробуй – проверь. Конечно, так легче врать – не всякий проверит. Но мы проверим! Есть такая возможность!
Так, например, 33-я армия с его слов "на 11 марта 1942 года имела 12780 человек" (с. 285). Что за цифры? Таких маленьких армий в годы войны и не было, вроде бы. Ищем. В ЦАМО РФ среди документов Отдела организационно-учетного и укомплектования штаба 33-й армии сохранилось дело №7, в котором дается численность соединений и частей армии до отдельного батальона, роты на первое число каждого месяца.
Так, согласно имеющимся архивным данным, численность 33-й армии на 1 марта 1942 года составляла 35108 человек [8]. Далек от мысли, что за 10 дней марта армия потеряла более 22 тыс. человек. Тем более что по данным Западного фронта потери всех десяти армий фронта, 1-го КК и большого количества других соединений и частей фронтового подчинения в личном составе за первые десять дней марта составили 57099 человек [9], т.е. в среднем 5700 человек на каждую армию.
А господин А.Исаев взял эти данные, скорее всего, в статье Митягина С.Д. "Боевые действия под Вязьмой: операция или имитация", напечатанной в 1998 году. Но, как всякий хитрец и лгун, А.Исаев выбросил из текста два слова. Там написано: "Сведения о боевом и численном составе Западной группировки 33-й армии на 11 марта 1942 года" [10]. Именно Западной группировки, а не всей армии. Занимаясь плагиатом, автору, наверное, было невдомек, что армия в тот период вела боевые действия в двух группировках – Западной, под командованием генерала Ефремова М.Г. и Восточной, под командованием его заместителя комбрига Онуприенко Д.П.
Кстати, названия работы Митягина С.Д. вы не найдете в списке использованной литературы, помещенной в книге. Это тоже ноу-хау новых русских историков, под названием – "Концы в воду". Там, кстати, нет даже работ Сафира В.М., которого автор на страницах своей книги поучает почти полсотни раз. Такое впечатление, что А.Исаев дискутирует с Сафиром по его виртуальным работам или с чьих-то слов, которые услышал во время получения задачи: кого и как "пропесочить" в очередной своей книжонке.
Продолжим. Для чего же надо уменьшать численность армии? Показать, что 33-я армия – это не армия? Какая есть, такая есть. Талант военачальника заключается именно в том, чтобы успешно решать поставленные задачи, соизмеримые с возможностями подчиненных войск.
Автор не забыл отметить, что и 1-й гв. кавалерийский корпус тоже слабый по укомплектованности. Тогда еще вопрос. А зачем было посылать к Вязьме и это ослабленное объединение? Или вы считаете, что генерал Жуков Г.К. специально послал эти малочисленные силы к Вязьме, чтобы противник уничтожил их? Тогда автор полностью подтверждает выводы Сафира В.М., Резуна В. и др. о том, что войска под руководством генерала Жукова Г.К. несли самые большие потери вследствие его бездарности.
Учитывая тот факт, что Вязьма имела большое значение в планах немецкого командования не только как важный узел обороны, но и как важный железнодорожный узел и снабженческая база, на подступах к ней располагались значительные силы противника. Автор "скромно" умолчал о том, что кроме 33-й армии и 1-го КК под Вязьму были направлены в январе 1942 года 250 вдп и 8 вдб, а затем, 19-20 февраля 1942 года еще 9 вдб и 214 вдб 4-го воздушно-десантного корпуса. Которые имели в своем составе свыше 5 тысяч человек, правда, за десять дней боев, к 1 марта 1942 года, соединения и части 4 вдк понесли в боях с немецкими захватчиками очень большие потери и насчитывали в своем составе всего 2484 человека [11].
Таким образом, под Вязьму командование Западного фронта в конце января – начале февраля 1942 года бросило ни много ни мало около 53,5 тыс. человек (33-я армия – 20 тыс., 1-й гв КК – 28 тыс., 4-й ВДК – 5,5 тыс. человек), не считая 11-й кавалерийского корпуса Калининского фронта, который наступал на Вязьму с северо-востока.
А. Исаев на с. 286 пишет: "По самым завышенным оценкам, были отрезаны и частично уничтожены не более 6-7% численности войск обоих фронтов. ... . Значимость с точки зрения понесенных потерь попыток протолкнуть в разрывы фронта и высадить парашютными и посадочными десантами войска для перехвата шоссе Вязьма – Смоленск невысока".
Какое кощунство, господин "известный историк"! Гибель десятков тысяч людей попусту, из-за головотяпства командования Западного направления, по вашему мнению – не высокая потеря! А известно ли вам, что, в ходе деблокации Западной группировки 33-й армии только с 10 марта по 20 апреля 43-я армия потеряла убитыми и ранеными 29156 человек [12], а 49-я армия – еще 11887 человек [13], итого 41043 человека. Не слишком ли дорогая цена за одну аферу – 84,5 тысячи человеческих жизней! Добавьте сюда еще потери 11-го кавалерийского корпуса, получится еще более страшная цифра.
А мы спрашиваем, откуда в Великую Отечественную войну такие большие потери!
Был бы смысл какой, или цель стоящая. Просто так! Приняли решение – направили войска, не получилось – бросили людей на произвол судьбы. Спасайтесь, как сможете! Спаслись не многие. По данным ЦАМО РФ в Западной группировке 33-й армии из 20 тысяч человек спаслись не более 900 человек [14], т. е. из окружения вышли всего 4,5% бойцов и командиров! А вы говорите, частично уничтожены!
Получив команду подвергнуть критике каждого, кто, когда бы то ни было, выразил свое несогласие с гениальностью Георгия Константиновича Жукова, А.Исаев явно переусердствовал. И если критику в адрес начальника разведки 1-го гв. кавалерийского корпуса Кононенко А.К. еще как-то можно понять, то его нападки на полковника Генерального штаба Красной Армии Васильченко К.Ф. напоминают басню А.И.Крылова про Моську, которая лаяла на слона. К тому же на протяжении всей книги постоянно ощущается, что автор не имеет ни малейшего представления о людях, которых он пытается учить уму-разуму.
Старший помощник начальника Западного направления оперативного управления Генерального штаба Константин Федорович Васильченко был талантливым оператором и смелым человеком. Он не побоялся через несколько недель после этой трагедии провести детальный анализ событий в районе Вязьмы в январе-апреле 1942 года и дать честную оценку действий командования Западного фронта и генерала армии Жукова Г.К., в частности, Васильченко стал первым человеком, кто дал правдивую оценку происшедшему под Вязьмой и той роли, которую сыграл в этом генерал армии Жуков Г.К.
Его работа была очень высоко оценена руководством Генерального штаба. На материалах расследования, проведенного группой офицеров под руководством полковника Васильченко К.Ф., имеется резолюция военкома оперативного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-майора Рыжкова И. Н. заместителю начальника Оперативного управления Генштаба Красной Армии генерал-майору Тетешкину С. И.:
"Тов. ТЕТЕШКИНУ
Следует отметить, что тов. Васильченко проделал большую, важную, серьезную работу и добросовестно подобрал документы, характеризующие положение армий и поставленные войскам задачи. Материал дает критическую оценку действий руководства фронтом. Документ хранить в делах направления, он еще понадобится.
Следует остальным командирам брать пример работы над материалом у тов. Васильченко".
Через несколько дней после этого доклада полковник Васильченко К.Ф. был повышен в должности и назначен заместителем начальника Западного направления оперативного управления Генерального штаба, а еще через несколько месяцев ему было присвоено звание генерал-майор. Так что мы имеем дело с очень грамотным штабистом, который имел понятие о военном деле. Ценность выводов полковника Васильченко и оценок происшедшего начальником разведки 1-го гв. кавалерийского корпуса Кононенко А.К. заключается в том, что они сделаны независимо друг от друга и в разные годы.
Полковник Васильченко К.Ф. в те далекие годы, когда Георгий Константинович еще не претендовал на роль Маршала Победы, об этом даже не задумывался, и очень точно оценил ситуацию, отметив следующее:
"... Командующий Западным фронтом разбросал почти равномерно свои силы и средства по огромному пространству, не имея ни на одном направлении ярко выраженной группировки для нанесения сокрушительного удара по противнику. Он также не имел у себя мощных резервов, которыми мог бы влиять на ход операции в зависимости от сложившейся обстановки на том или ином направлении.
Единственное, что он мог делать в таких условиях, это засыпать мелкими указаниями подчиненные армии и порой вмешиваться в их внутренние обязанности.
... Группа Белова и Западная группировка 33-й армии общим командованием объединены не были и действовали каждая самостоятельно", что было просто удивительным само по себе.
"... жизнь подтвердила, что наступление может дать должный результат только в том случае, когда у наступающего будут иметься вторые эшелоны и резервные части, без этого на развитие наступления рассчитывать нельзя. Первые эшелоны должны немедленно и энергично преследовать сломленного в обороне противника, вторые эшелоны – закреплять достигнутый успех первых эшелонов, их усиливать и развивать наметившийся успех.
Но это может быть тогда, когда наступающий на направлении главного удара будет иметь достаточно сил и средств, хорошо организованное взаимодействие родов войск и их управление".
В отчете отмечалось, что командование Западным фронтом, вместо того чтобы, как требовала этого сложившаяся обстановка, объединить усилия 43-й и 49-й армий на этом направлении, ничего в этом отношении не сделало: "... армии продолжали вести бой, каждая на своем направлении без тесного взаимодействия".
"Части Западной группировки, проявляя подлинный героизм, при большом недостатке в боеприпасах и продовольствии остановили дальнейшее наступление противника, нанеся ему большой урон в живой силе. ...
В этой исключительно тяжелой обстановке для Западной группировки 33-й армии командующий Западным фронтом в своей директиве за №к/191 от 24.03 ничего лучшего не придумал, как бросить упрек войскам, дерущимся без снарядов, патронов и продовольствия, о слабой их сопротивляемости.
И далее поставил задачу:
т. Ефремову организовать оборонительные действия так, чтобы ни в коем случае не допускать сдачи занимаемой территории и не допускать сужение района действий группы....
Как и прочие приказы Западного фронта, и этот страдал прежним недостатком, не учитывал действительной обстановки, состояния войск, их обеспеченности и прочее.
Приказ отдавался скорее для приказа, а не для выполнения его войсками".
12.04 командующий Западным фронтом отдает последнюю невыполненную директиву за №к/202 по обеспечению выхода Западной группировки 33-й армии.
Эта директива, как и все прочие, была явно невыполнима, и никто из указанных соединений ее не выполнил.
Апофеозом отчета является вывод, к которому пришли офицеры Генерального штаба. Иного вывода, если непредвзято и честно оценивать обстановку и ход боевых действий войск Западного фронта на Вяземском направлении, ожидать было и нельзя:
"ОБЩИЕ ВЫВОДЫ
1. Оперативный замысел операции по внезапному овладению г. Вязьмой, выходом на тылы Гжатско-Вяземской группировки противника, разъединение Вяземской группировки от Юхновской и одновременный их разгром по частям не соответствовал наличию сил и средств, выделенных для этой цели Западным фронтом.
Неправильная оценка противника относительно его боеспособности после нанесения ему серьезных поражений в предшествующих боях.
Неверный расчет времени и игнорирование условий, в которых действовали наши войска, привели к неправильному принятию решения, вследствие чего задуманная операция не была выполнена.
2. Если бы Западный фронт вначале всем своим левым крылом (33,43,49, 50-я армии и группа Белова) обрушился на Юхновскую группировку, окружил бы ее и уничтожил, для чего по условиям обстановки предоставлялась полная возможность, а затем совместно с правым крылом при взаимодействии с Калининским фронтом мог бы ликвидировать Сычевско-Гжатско-Вяземскую группировку противника.
Но вместо этого Западный фронт погнался превдевременно за большими целями, хотел одновременно разгромить Гжатско-Вяземскую, Юхновскую, Спас-Деменскую, Мятлевскую группировки противника, не имея для этого достаточных сил и средств. Действия Западного фронта уподобились действию растопыренными пальцами. Каждая армия имела свою ударную группировку, которая действовала на своем направлении без тесной увязки с соседями. Даже тогда, когда 43-я и 49-я армии были правильно нацелены для разрешения одной общей задачи по прорыву обороны противника с целью соединения с частями Западной группировки 33-й армии, то и в этом случае не было налажено тесного взаимодействия между ними.
Армии, привыкшие действовать самостоятельно, без увязки своих действий с соседями, продолжали оставаться верными своим старым принципам.
И получалось так, когда ударная группировка одной армии наступает, то второй – стояла на месте, а потом менялись ролями. А командование Западным фронтом продолжало наблюдать, как рядом ударные группировки двух армий дерутся вразнобой, и не вмешивалось в их дела до тех пор, пока окончательно операция на этом направлении не была сорвана.
3. Западный фронт не создавал кулака в виде крупной мощной группировки из всех родов войск на решающем направлении, при помощи которого решал бы задачу крупного оперативного размаха.
Силы и средства были почти равномерно распределены по всему огромному фронту. Громкие приказы, которые отдавал командующий Западным фронтом, были невыполнимы. Ни один приказ за всю операцию вовремя не был выполнен войсками. Они оставались голой ненужной бумагой, которая не отражала действительного положения войск, и не представляли собой ценного оперативного документа. А та торопливость, которую проявляло командование Западным фронтом, передавалась в войска и приносила большой вред делу.
Операции начинались неподготовленными, без тесного взаимодействия родов войск, части вводились в бой пачками, по частям, срывали всякую внезапность, лишь бы скорей начать операцию, без анализа дальнейшей ее судьбы.
4. Авиация так же была раздроблена по всему фронту на мелкие группы, не было ее сосредоточенных ударов последовательно по определенным направлениям, а при прорыве войсками заранее подготовленной обороны противника она на поле боя почти не участвовала, что сильно отрицательно сказывалось на моральном состоянии войск.
5. Танковые и артиллерийские средства также нерационально использовались и сильно распылялись.
6. Управление войсками, действовавшими на этом направлении, со стороны Западного фронта было слабым.
Особенно это резко сказывалось в отсутствии достаточных резервов у командующего Западным фронтом, который не мог без них влиять на ход операций.
7. Недостатки в действиях 43-й и 49-й армий аналогичны указанным выше, они разбросались на широком фронте по разным направлениям, без тесной увязки проводимых операций между собой. ...
8. Западная группировка 33-й армии честно и доблестно дралась до конца своего существования. При недостатке в боеприпасах и продовольствии, она 2,5 месяца дралась в полном отрыве от своих войск, нанося большой урон в живой силе противнику, и сковывала его большие силы своими действиями.
27.06.1942 г." [15].
Выводы, которые Исаев делает в отношении действий генерала армии Жукова Г.К. просто смешные: "... в отличие от Волховского и Юго-Западного фронтов Западный фронт отделался по итогам немецких контрударов весной – летом потерей только одной армии в 10 тыс. человек численностью 33-й армией М.Г. Ефремова" (с. 295-296).
Вы, господин "известный историк", хотя бы отдаете себе отчет в ереси, которую пишете, даже учитывая отсутствие у вас элементарных понятий о сущности современной общевойсковой операции!
Операция (бой) проводится с целью нанесения противнику максимально возможного поражения, а не для того, чтобы отдать врагу, практически задаром, 10 тысяч человек (на самом деле – 19 тысяч человек). А вы рисуете эдакую лихую картину: этот отдал 10 тысяч человеческих жизней, а тот еще больше! Так сказать, развернутое социалистическое соревнование между командующими фронтами в том, кто больше загубит своих бойцов и командиров.
А не лучше ли было вообще не наступать? Тогда и не было бы их, этих котлов. Ведь не было снарядов, погодные условия неблагоприятные, войска устали. Сами "родили" проблему, а решить не смогли, только людей погубили.
Следующая глава "Есть возможность отличиться..." является "эталоном" по части лжи и подтасовки фактов во всей книге.
Автору, по всей видимости, писать не о чем, и он снова начинает байки о том, что 33-я армия это какая-то "комплектная дивизия" (видно, понравилось ему это глупейшее выражение), глубоко сожалея, что об этой армии написано больше, чем обо всех остальных армиях и корпусах наступавших на Вязьму (с. 298). Не надо завидовать участи павших в бою бойцов и командиров армии, тем более, у Вас была возможность не повторять того, что написано о 33-й армии, а заняться более благородным делом – поработать в архиве над другой темой.
"Хорошо" разбираясь во взаимоотношениях Ефремова М.Г. и Жукова Г.К., автор делает смелое заявление, дескать, "нельзя сказать, что М.Г.Ефремов был на хорошем счету у командующего Западным фронтом" (с. 299).
А.Исаев делает вывод об этом по характеристике, написанной Жуковым Г.К. на командующего 33-й армией 28 января 1942 года. Безусловно, генерал Жуков мог написать, все, что ему заблагорассудится: это его право. Но прав ли он, это еще надо доказать.
Жуков Г.К. своим поведением и хамским отношением нанес немало обид людям. Об этом достаточно много рассказывала мне Екатерина Сергеевна Катукова, здравствующая ныне вдова маршала бронетанковых войск Катукова М.Е. – женщина умная, наблюдательная и рассудительная, которая не один десяток раз в своей жизни "видела в деле Маршала", разносившего подчиненных по всякой мелочи, а порой и без видимого повода. Конечно, Екатерина Сергеевна может быть и не авторитет для автора, тогда обратимся к воспоминаниям Маршала Советского Союза Рокоссовского К.К., который лучше всех знал Жукова.
"Как-то в период тяжелых боев, когда на одном из участков на истринском направлении, противнику удалось потеснить 18-ю дивизию, к нам на КП приехал комфронтом Г.К.Жуков и привез с собой командарма Л.А.Говорова, нашего соседа слева. Увидев командующего, я приготовился к самому худшему. Доложив обстановку на участке армии, стал ждать, что будет дальше. Обращаясь ко мне, в присутствии Говорова и моих ближайших помощников, Жуков заявил: "Что, опять немцы вас гонят? Сил у вас хоть отбавляй, а вы их использовать не умеете. Командовать не умеете! ... Вот у Говорова противника больше, чем перед вами, а он держит его и не пропускает. Вот я его привез сюда, для того, чтобы он научил вас, как нужно воевать".
Оставив нас с Говоровым, Жуков вышел в другую комнату. Мы принялись обмениваться взглядами на действия противника и обсуждать мнения, как лучше ему противостоять.
Вдруг вбежал Жуков, хлопнув дверью. Вид его был грозным и сильно возбужденным. Повернувшись к Говорову, он закричал срывающимся голосом: "Ты что? Кого ты приехал учить? Рокоссовского?! Он отражает удары всех немецких танковых дивизий и бьет их. А против тебя пришла какая-то паршивая моторизованная и погнала на десятки километров. Вон отсюда на место! И если не восстановишь положение..." и т. д. и т. п." [16].
Так что ничего нет удивительного, что он дал генералу Ефремову М.Г. отрицательную характеристику, ибо генерал Ефремов М.Г. не был похож на своего командующего. Авторитет Михаила Григорьевича основывался на личной примерности и добропорядочном отношении к своим подчиненным. Он никогда не унижал и не оскорблял своих подчиненных. Как написано у одного из немецких историков – "был белой вороной среди высшего комсостава Красной Армии".
Ну, а примеры, которые приводит автор в подтверждение правильности составленной на генерала Ефремова М.Г. характеристики, просто шокирующие. В первую очередь, приводится один из фактов ликвидации прорвавшейся к исходу 1 декабря 1941 года в район Юшково, Петровское, Бурцево группировки противника.
И опять все тот же почерк: два-три подлинных факта, а остальное – ложь. Наслушавшись чужих рассказов о тех событиях и абсолютно не вникнув в сложившуюся обстановку, пишет, что генерал Ефремов М.Г. прислал руководившему действиями двух танковых батальонов начальнику автобронетанковых войск 33-й армии генерал-майору М.П.Сафиру записку подождать до подхода пехоты, на что, дескать, Сафир плюнул и самостоятельно начал атаку, игнорируя указание генерал-лейтенанта Ефремова М.Г. Вот, какой был командарм Ефремов (с. 300-301)!
Кстати, 5-я танковая бригада под командованием подполковника Сахно Михаила Гордеевича, входившая в состав 1-й гв. мед 33-й армии, имела в своем составе не пять танков (с. 300), а одиннадцать [17].
136-й отдельный танковый батальон, прибывший в распоряжение командующего 33-й армией утром 2 декабря 1941 года, имел в своем составе не 32 танка, а 30 танков. Причем в указанный район прибыло всего 22 машины, остальные поломались во время совершения марша и остались на маршруте движения.
Михаил Павлович Сафир по званию был полковник, а не генерал-майор. Генерал-майором он стал только осенью 1942 года. Вроде бы мелочь, но Вы же не называете Жукова Г.К. адмиралом. Это персональное воинское звание, и им не надо так вольно раскидываться. Так у военных не принято. А вообще, все эти факты как нельзя лучше свидетельствуют о крайне поверхностном исследовании проблемы автором и абсолютном незнании им исторических персонажей, о которых ведет речь, точней сказать, о надуманности многих, с позволения сказать, "фактов".
Окончание тут - http://kitowras.livejournal.com/379169.html
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments