Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Category:

"С.-Петербург - Монако" Серия 3. В дорогу!

Надо сказать несколько слов и о самом ралли Монте-карло. Оно было организовано старейшим автомобильным клубом Европы – Automobile Club de Monaco – созданного еще в1890 году. Суть нового международного соревнования, которое получило название “Rallye-Automobile-Monaco”, заключалась в том, что из разных стран и городов в определенные дни и часы, в зависимости от расстояния, давался старт экипажам на автомобилях, которые должны были финишировать в одном месте – обычно на набережной Кондамин в Монте-Карло. Расчет велся исходя из заданной среднетехнической (расчетной) скорости движения с обязательной отметкой в контрольных пунктах на дистанции. Запрещалось ремонтировать в пути двигатель и детали шасси, которые поэтому пломбировались. Это так называемое “ралли со звездным сбором” стало впоследствии популярным.
Первые такого рода соревнования, организованные в январе 1911 года в Монако при поддержке крупнейшей в княжестве компании “Общества морских купаний”, прошли успешно. Тогда среди 23 экипажей, стартовавших из 6 городов (в основном из Франции) и двигавшихся к общему финишу с заданной средней скоростью 10 км/час, победил известный гонщик Анри Ружье на французском автомобиле “Тюрка-Мери”.

(на фото - победитель первых Rallye-Automobile-Monaco прошедших в 1911 году французский гонщик Henri Rougier)
Говорили, что соревнования специально назначили на зиму, чтобы привлечь в княжество туристов и избежать тем самым традиционного зимнего затишься в этом чудном курортном месте.
С пожеланием участвовать в очередном Монакском ралли откликнулись многие автоклубы: Франции (Париж, Гавр, Булонь), Германии (Берлин), Австро-Венгрии (Вена), Бельгии (Брюссель), Голландии (Амстердам), Италии (Турин) и Швейцарии (Женева). Пришла заявка и из Санкт-Петербурга от Императорского Российского автомобильного общества (ИРАО).
Когда организаторы ралли определили нормы и время пробега для участников из разных стран (расчетную скорость подняли до 25 км/час), то оказалось, что российский экипаж, учитывая дальность в 3200 км, должен стартовать из Санкт-Петербурга 31 декабря 1911 года в 8 часов утра (13 января 1912 года по новому стилю).

30 декабря 1911 года “Руссо-Балт” со стартовым номером 6 предстал (ст.стиль) перед членами технической комиссии для техосмотра и пломбировки на станции технического обслуживания “Руссо-Балтов” в Эртелевом переулке (ныне улица Чехова). Затем на прощание “отметились” на Дворцовой набережной в доме № 10, где находилась штаб-квартира Императорского Российского автомобильного общества. Здесь автомобиль, седоков и их жен запечетлел для истории известный питерский фотограф Виктор Карлович Булла. (фотография размещена в конце предыдущей серии)
Накануне старта произошло первое ЧП. Вадим Михайлов, неудачно державший рукоятку для запуска двигателя, при обратной вспышке в двигателе получил рукояткой удар и сильно ушиб руку. Он решительно воспротивился остаться из-за этой травмы и отправился с Андреем Нагелем в путь, действуя только левой рукой. Стартовали, как и предписывалось, в 8 утра 31 декабря 1911 года у Московской заставы.
Довольно споро помчались по Пулковскому шоссе, сзади для подмоги шел еще один “Руссо-Балт”. Пересекли знаменитую Волхонку (на этом шоссе обычно проводились автогонки), промелькнула Гатчина, ненадолго остановились в селе Рождествено, чтобы долить масла в двигатель и немного встряхнуться от стужи.
Дорога в 50 верст до Мшинской была сплошь в снежных заносах, так что пришлось в основном двигаться на первой скорости. Попытка идти за вспомогательным “Руссо-Балтом” мало помогала. Нагель всеми силами цеплялся за руль, чтобы удержать машину в узкой колее. Только к двум часам дня добрались до Луги, заправились и двинулись дальше, так как приближалась темнота длинной зимней ночи.
Включили фары - для этого необходимо было запустить ацетиленовый генератор (он размещался на правой подножке автомобиля) открыть стекла фар и поджечь горелки, но его сильный белый свет быстро стал ослабевать – генератор замерзал. Со слабым электрическим освещением к 8 часам добрались до Пскова, где был первый судейский пункт контроля прохождения (КП-1). Инженер Герц с Рижского вагоностроительного завода, приехавший из Риги с механиком Зигмундом и шофером на “Руссо-Балте”, отметили в маршрутной карте, что пломбы целы и все в порядке. В графе “Особые примечания” проставили температуру -19°C
Псков в то время представлял собой небольшой губернский город, славный своими памятниками, но не чуждый прогрессу - как раз в 1912 году в городе была открыта первая трамвайная линия.
23,07 КБ
(Зимний Псковъ)
42,06 КБ
(Первые псковские Трамваи)
В первый день Нового 1912 года стартовали из Пскова в 6 утра, и дорога вывела на новый великолепный мост через реку Великую.
Теперь всед за экипажем Нагеля шел другой “Руссо-Балт”, а прежние сопровождающие направились обратно в Санкт-Петербург.
150,41 КБ
(на фото "Руссо-балт" в снегах между Псковом и Ригой)
(фото с сайта http://carhiv.narod.ru/)
Псковско-рижское шоссе проходит по холмистой местности, которая летом очень живописна, за что получила лестное прозвище “Ливонской Швейцарии”. Но зимой все покрыто белой пеленой, к привычным ухабам добавились снежные заносы из-за которых машину кидало из стороны в сторону. В ранних сумерках проплыли огни Изборска, а на въезд в Адзель все были тронуты приветственным щитом, укращенным елочками, с надписью: “Автомобилю Монако счастливого пути”.
Экипаж ненадолго здесь задержался. Команда воспользовалась любезностью президента Балтийского Автомобиль-клуба и Аэро-клуба, князя Николая Дмитриевича Кропоткина, который попросил перекусить и отдохнуть у него в Зегелвольдх. После чего вновь двинулись на Ригу.
Уже начало темнеть, как навстречу засветили фары быстро идущего автомобиля. Но Нагель благополучно затормозил на скользской дороге, а встречная машина остановилась, только уткнувшись в снег придорожной канавы. Оказалось, это тоже “Руссо-Балт” из Риги. Секретарь автоклуба Гумбер с водителем Пуржелисом ехали встречать петербуржцев. Снежные сугробы сыграли свою роль во благо, и все обошлось благополучно.
39,62 КБ
(Рижская улица)
В Риге автомобиль Нагеля поставили в теплый гараж пожарного депо, осмотрели, зафиксиров в маршрутной книжке прохождение КП-2, и оставили ночевать рядом с дивно блестевшей начищенной арматурой паровой пожарной машиной Русско-Балтийского завода.
В 6 часов утра 2 января (15 января по новому стилю) начались хлопоты по подготовке к следующему этапу ралли. В Риге оставили лыжи для передних колес автомобиля, которые оказались не нужны, но зато запаслись покрышками и камерами, обезопасив себя от проколов. Быстро пробежали по хорошей дороге 50 верст до Митавы (Елгава) и далее до Шавли (Шауляй). Впереди по дороге последний населенный пункт Российской империи – Тауроген (Таураге), а в 5 верстах за ним граница с Восточной Пруссией. Начинались дороги Западной Европы. Российский экипаж уже третьи сутки на пути к финишу в Монако, а из иностранных участников еще никто не стартовал.....
В понедельник 2 января 1912 года Андрей Платонович Нагель и Вадим Александрович Михайлов пересекли границу с Германией в районе Тауруге. В Западной Европе, жившей по григорианскому календарю было уже 15 января, и русскому экипажу пришлось вести теперь отсчет дней по другому стилю.
График движения надо было сделать как можно более интенсивным. Впереди решающие километры. Проехали по заснеженным улицам Тильзита. А дальше снег стал постепенно исчезать, дорога казалась скучной, бледный свет фар выхватывал только бесконечный коридор деревьев.
Экипаж добрался до первой контрольной точки в Европе, немного поплутав. В Кенигсберге Восточно-Прусский автомобильный клуб зафиксировал в маршрутной книжке время прибытия и контроль пломб на автомобиле. Примечательно, что члены клуба с интересом расспрашивали о русских дорогах и Петербурге.
Рано утром 16 января русский экипаж уже "взял дорогу" на Берлин. Путь оказался не таким уж простым. Снег на дороге все прибавлялся, и машину опять, как на отечественных дорогах, замотало из стороны в сторону. Досаждал холод, хотя, казалось, и было-то всего градусов 10 ниже нуля. К 12 дня наконец-то прибыли в Мариенбург. Там дозаправили автомобиль бензином и маслом, перекусили и... покатались с мальчишками с горки на салазках.
После Мариенбурга дорога пошла необыкновенно монотонная. Прибавили скорость. И опять промерзли насквозь: многочисленные слои одежды экипажа лишь растягивали время полного застывания. Так проехали Кониц, Ястрев и к 10 вечера добрались до Deutsche Krone, где и заночевали в холодной гостинице, не раздеваясь и накрывшись немецкими перинами.
В 3 часа ночи 17 января команда вновь завела мотор своего безотказного "Руссо-Балта" и двинулась в путь с твердым намерением обогреться в Берлине, поэтому старались поскорее миновать ряд городов, встретившихся на пути. В Ландсберге остановились, чтобы заправиться маслом; термометры показывали -11°С. В Кюстрине заплатили за проезд моста, опуская мзду в мешочек, который на длинном шесте через форточку высовывал из своего домика сборщик подати. Благополучно миновав сложный поворот в предместьях Берлина, к 2 часам дня подкатили к автоклубу, где предстяло пройти очередной контроль.
Здесь намерение обогреться решили отложить до лучших времен и без задержек покинули Берлин по чудному парку-лесу, мимо покрытого кристальным льдом озера Ванзее. В Потсдаме вновь заправились бензином-маслом и ускоренным темпом двинулись дальше, не ведая, где ждет очередной ночлег и тепло.
Измотавшись, в 10 вечера проехали Мерзербург и решили остановиться в гостинице городка Вейссенфельсте. Этот дом простоял более 400 лет. Опять по-спартански пришлось ночевать с согревающим чувством, что в этих "остатках старины" жили люди аж в XV веке.
...В утренней темноте 18 января промелькнули городки Наумбург, Эккартсберг и Веймар – родина Гете. Потеплело в воздухе и на душе. Поднялся туман, из-за которого плохо просматривался Эрфурт и Эйзенах, где на заводе автомобилей был очередной контроль прохождения. Пошла гористая местность. Дорога причудливо вилась среди красноватых утесов. Снег исчез, и даже появилась зелень. Длинные спуски сменялись пологими подъемами, красивые городки мелькали один за другим: Ваху, Хюнфельдт, Фульде, Ганау, Оффенбах. Так без приключений к 10 вечера подкатили к приличной гостинице с теплым гаражом в городе Гейдельберге.
Наконец-то экипажу удалось переодеться, помыться и посидеть в тепле за ужином.
(продолжение следует)
Tags: История старой России, моторъ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments