Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Category:

Прощание со Святейшим (Очерк на Столетии)

http://www.stoletie.ru/obschestvo/u_hrama_hrista_spasitelya_2008-12-08.htm



(Неотредактированная версия)
6 декабря 2008 года к Храма Христа Спасителя со всех концов Москвы потянулись люди – православная столица прощалась со своим правящим Архиереем. В титуле предстоятеля Русской Православной Церкви – Патриарх Московский и всея Руси – слово «Московский» отнюдь не просто обозначение административного церковного центра. Глава Русской Церкви по должности является и правящим епископом московской епархии. И в этот зимний день московские прихожане прощались не только с главой русской Церкви, но и со своим городским епископом.
Известие о том, что проститься с Патриархом можно будет в Храме Христа Спасителя мгновенно облетело православную Москву, и уже с самого утра около огромного собора стали собираться люди.
Мы подошли к храму в половине шестого. Были расставлены милицейские кордоны, которые вежливо, но твердо направляли всех выходивших из метро в сторону улицы Ленивка, а с нее – на набережную. Именно там и начиналась длинная людская очередь. Очень разные люди стояли в ней – вот пожилая дама, интеллигентного вида, в черной шиншилловой шубе с белой розой в руках, изящная молодая девушка, в коротком приталенном пальто и изящной черной шляпке, основательный мужчина в летах – смотришь на него и сразу видишь – человек все привык делать основательно – вот и сейчас, оделся потеплее, взял перчатки, небольшой рюкзачок с постными пирожками и термосом с чае, которым он охотно делится с окружающими. А вот почти полная противоположность – молодой человек изрядных габаритов, в довольно тонкой кожаной куртке с какой-то книгой в руках. Рядом с ним молодая пара – молодой человек, совершенно неформального вида – модная черная шапочка, серьга в ухе, кольца на пальцах и девушка в синтепоновом пальто с несколькими гвоздиками. Хочется задать вопрос - почему они здесь, а не в клубе или дискотеке? Но таких вопросов никто не задает, потому что в этой очереди есть люди очень разные, но нет людей случайных. Сложно «случайно» простоять несколько часов на пусть и теплом, но все же декабрьском ветру, медленно двигаясь в людском потоке.
Люди разговаривают. Темы самые разные – кто-то вспоминает, как пришел в Церковь, кто-то рассказывает о паломнических поездках, говорят и о житейском, об обычном… А еще люди вспоминают о том, как им довелось видеть Святейшего. Кто-то увидел его впервые в Пскове, во время закладки новой Церкви, кто-то видел Патриарха во время богослужения в монастыре, кто-то даже сподобился причаститься из его рук… И слушая эти простые рассказы, понимаешь, что Патриарх был не просто титульным архиереем московским, но подлинным пастырем столицы, которого знали и любили простые миряне.
Из телефонных звонков становится известно о том, что Синод избрал Местоблюстителем патриаршего престола митрополита Кирилла. Эту новость воспринимают неравнодушно, но спокойно. Многие говорят, что будет еще собор и там все решится.
- тяжело нам будет с новым владыкой, кем бы он ни был – рассуждает молодой человек – после такого патриарха как Алексий ,новому главе Церкви придется трудно.
- Глава нашей Церкви – Господь Иисус Христос – поправляет молодого человека женщина в темном платке, - с Ним – не пропадем. Только надо помнить об этом…
Раздается низкий, несколько глуховатый удар колокола. Все разговоры мгновенно прекращаются, лица людей меняются, многие крестятся. Звон плывет от удара к удару, проникая в души сердца людей. Потом стоявшие в тот день на колокольне Храма Христа Спасителя звонари скажут, что были поражены тем, как звучали колокола. Никогда такого звона не было - колокола звонили, резонируя с устремлениями многих тысяч человеческих душ…
Люди замерли и медленно двигались дальше. Было холодно. Хотя, с другой стороны, можно ли назвать холодом декабрьскую температуру +5? Это тоже было отмечено собравшимися – представьте, каково было бы стоять при – 10 – говорит кто-то. Все признают, что стоять было бы много холоднее, но что примечательно – никто не сказал, - «пришлось бы не пойти». И что-то подсказывает, что и в двадцатиградусный мороз очередь была бы не меньшей.
Простояв четыре часа, сворачиваем на улицу Войтовича. Внутри оцепления оказался работающий киоск фирмы «Стардогс». Его продавщица предлагает всем желающим бесплатный горячий чай. «Вот только сахар закончился» - говорит она с сожалением. Молодой парень покупает сосиску в булке.
«Она же не постная» - несколько строго говорит основательный мужчина в кепке.
- Да ладно, - отмахивается парень – при изготовлении этой сосиски животные явно не пострадали…
Его собеседник укоризненно качает головой.
- Подумаешь сосиска, - вступает в разговор молодая девушка в платочке, - хотите расскажу вам как Патриарх с котом служил?
- С котом? – переспрашивают ее?
- Ну да, с таким пушистым котом. Было это в одном южном городе, руководство которого выделило землю для постройки нового храма на месте бывшей городской свалки. И батюшка. Строивший храм, в первую очередь завел себе огромного кота, чтобы крыс отгонять – крыс на этом месте много было. Кот освоился и в построенном храме считал себя одним из главных лиц, может менее главным, чем настоятель, но куда более главным, чем диакон. И вот в этот храм приехал как-то раз Патриарх. Идет служба – сам Святейший, рядом – местный владыка, благочинный, настоятель и вдруг в алтарь входит кот и прыгает прямо на престол. И по хозяйски так всех оглядывает – что это мол вы тут делаете. Все замерли – так бы кота конечно согланли, но в присутствии патриарха все же дышать бояться, не то что шевелиться. А Святейший смотрит на кота этого, добро так улыбается и говорит – ну что же, несите ему фелонь, пусть служит с нами….
На лицах людей улыбки. История еще раз напомнила о доброте ушедшего предстоятеля. Да и в целом настроение собравшихся было печальным, но это была светлая печаль. Святитель Феофан Затворник писал о смерти:
«Не будет уже более маяться на этой прескучной и прескудной всем земле. Может быть за себя поплакать надо? Не стоит... Много ли тут осталось? День - другой и сами туда же пойдем. Я всегда был той мысли, что по умершим не траур надо надевать, а праздничные наряды, и не заунывныя петь песни, а служить благодарный молебен. У нас все к верху ногами перевернулось.
Что останкам тела умершаго надо отдать некий почет, это совершенно справедливо. Но зачем у нас к этому телу обращаются, как к живому лицу? Удивляться надо. Какой он там молодец, какой красавец! Какой чистенький-светленький! Если б взглянуть - засмотрелись бы... Он в светлом месте, в состоянии полном отрады, свободный от всех связанностей. Прелесть, как ему хорошо...
К довершению горя думаем: умер, не стало... А он и не думал переставать быть... И все также есть, как был вчера накануне смерти, только ему хуже было, а теперь лучше. Что его не видать, это не потеря. Он бывает тут же..».

Удивительное дело – мы простояли к храму же почти 5 часов, но нет чувства усталости. Никто не говорит об этом. Напротив, чувствуется бодрость. Разговоры примолкли, впереди кто-то открыл молитвослов и на несколько голосов поют Акафист. Рядом с нами молодой человек запевает духовные песни. Так и стоять проще.
Мимо очереди проходят делегации подмосковных монастырей, духовенство….
-Ну, вечерняя служба кончилась, они и приехали – замечает кто-то.
- А сколько же к завтрашнему дню народа будет! – говорит бабушка в сером платке – весь Питер, почитай, утренними поездами приедет. Патриарх же у них долго владыкой был….
Приедут. Многие приедут, да и сейчас уже приезжают. Проходящий мимо человек говорит, что очередь от самого Большого каменного моста тянется и меньше не становится. Иные специально приезжают в ночь с последним поездом метро, чтобы отстояв очередь сразу же на открывшемся метро и уехать.
Чем ближе к дверям храма, тем уже коридор и тем быстрее мы идем. Вот и последние барьеры остались позади – цепочка металлоискателей и вход.
Залитый светом собор, чтение Евангелия, свечи, белые ризы духовенства. Патриаршие иподиаконы просят не задерживаться, но каждый старается хоть на секунду замереть, бросить последний взгляд на гроб Патриарха. Многие встают на колени…. Служители едва успевают убирать складываемые пришедшими цветы….
Мы выходим из храма на улицу и попадаем обратно в реальный мир. Мир, где плохо говорящие по-русски женщины торгуют цветами, где выстроилась очередь таксистов, с изрядно подросшими ценами, где в вагоне метро пахнет спиртным…. В мир, из которого ушел наш Патриарх.
Сколько он сделал, мы видели у храма тысячи (а то и десятки тысяч) православных людей, сколько предстоит сделать тому, кто придет ему на смену и всем нам – видно, если отойти от храма в сторону. Только бы не забыть о том чувстве единения, что было эти шесть часов среди совсем разных людей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments