Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Categories:

Миусская площадь - несостоявшийся наукоград Российской империи


Солнечным морозным выходным днем занесло меня как-то в район Миусской площади. В конце XIX – начале ХХ века эта местность активно застраивалась учебными и научными учреждениями и, если бы планы тогдашних городских властей осуществились, стала бы своеобразным научно-просветительским кварталом в Москве. Впрочем, начнем по порядку.

Само название «Миуссы» по мнению знатоков загадочное. Говорят, что некогда тут отрубили голову некоему бандиту Миуске, что состоял в бандформированиях вора-казака Стеньки Разина. Но в том же XIX веке название иногда писали как Миюзы и соответственно (Миюзская площадь) да и вряд ли бы место на окраине столицы именовали бы в честь вора да разбойника.
Наиболее старым из сохранившихся сооружений этого района является Миусский трамвайный парк – один из старейших в Москве.


Его построили в 80-е годы XIX века еще для конки. Потом он был переведен на электрическую тягу, и рядом было построено здание Миусской электрической подстанции.

Обратите внимание, что во времена оны умели и сугубо утилитарным строениям придавать гармонический и красивый облик. Сейчас парк работает как троллейбусный и его троллейбусы заполонили окрестное пространство – на снимках они будут попадаться весьма часто.

(Парк, со стороны Лесной улицы)

(а так он выглядел в начале ХХ века)

(Вспомогательные ворота)

(Главные ворота)
Прямо напротив ворот парка располагается красивое здание Городского народного училища имени императора Александра II построенное в 1900 году по проекту архитектора М.К. Геппенера.


(оно же в начале ХХ века)


Прямо напротив него – здание Городского начального училища имени императора Николая II.

(Фото начала ХХ века)

(современный вид. Здание не сразу и узнаешь)
Строить его начали в 1911 году по проекту архитектора А.И. Роопа, а торжественно открыли и освятили 15 сентября 1913 года.
Сейчас в сильно перестроенном здании располагается … «Общественная палата Российской Федерации» - вот уж другого помещения для нее не нашли…

Впрочем, детей из здания выгнали еще в 20-е годы, когда в нем обосновались многочисленные советские учреждения.
Далее уже на самой Миусской площади располагается старое здание МХТИ им. Д.И. Менделеева,

построенное на рубеже веков для учрежденного по инициативе профессоров МВТУ Московского промышленного училища в память 25-летия царствования императора Александра II.

(Здание в начале ХХ века. Виден бюст Государя над входом)
Училище готовило техников по механической и химической специальностью. Срок обучения составлял 9 лет. Из них первые пять – по программе реального училища (принимали в заведение тех, кто окончил начальное городское училище) и еще 4 года по программе технических классов.
В советское время училище было повышено в статусе до института, а в постсоветское даже до университета. Вот такая история – при империи – училище, при советах – институт, при демократии – университет. При этом что-то подсказывает, что уровень образования вряд ли возрос в такой же степени.
С другой стороны, выходя фасадами на первую и вторую Миусские улицы расположено Шелапутинское ремесленное училище, построенное по проекту Архитектора Р.И. Клейна на средства богатейшего московского купца Павла Григорьевича Шелапутина.

Сей богач, владевший Балашихинской мануфактурой, после смерти детей, решил потратить нажитые капиталы на строительство общественно-полезных учреждений. Построил он много – и гимназию, и педагогический институт и несколько училищ и дома дешевых квартир, и дом призрения, и клинику… в общем потратил на свои проекты около шести миллионов рублей. Тех еще рублей, царских.
Ремесленное училище в Миуссах носило имя его сына Григория. Срок обучения составлял пять лет, что считалось достаточным для подготовки «сведущих ремесленников», знающих слесарное, токарное и кузнечное дело. Окончивший училище получал звание подмастерья с правом через три года практической работы держать экзамен на мастера.

Но вернемся на Миусскую площадь. Если стать спиной к зданию МХТИ, то по левую руку окажется величественное, но запущенное здание Народного университета имени А.Л. Шанявского,

построенное в 1910 – 1912 гг. по проекту архитекторов А.А. Эйхенвальда и И.А. Иванова-Шиц. История этого весьма необычного учебного заведения заслуживает подробного рассказа:
Альфонс Леонович Шанявский (1837 – 1905) был человеком удивительной судьбы. Сын польского аристократа, он 7 лет был отдан в Тульский кадетский корпус. Согласно сведениям биографов А. Шанявского, обучение в Тульском и Орловском кадетских корпусах он завершил с отличием, в связи, с чем был направлен затем в Петербург, в Константиновское училище. Имя Альфонс Шанявский, вписанно среди "отличнейших воспитанников из выпускаемых офицеры" на мраморной доске за 1855 г.
Он вышел «из фельдфебелей» Константиновского кадетского корпуса в Егерский полк. Затем служил в Лейб-гвардии Гатчинском полку, откуда в чине подпоручика поступил в Николаевскую Академию Генерального штаба. Во время учения там он также слушал курс лекций в Петербургском университете.. Согласно историческому очерку Академии, подготовленному профессором Николаевской академии Н. П. Глиноецким, Шанявский окончил академию с малой серебряной медалью. 22 января 1862 г. в чине поручика он был переведён в Генеральный штаб штабс-капитаном .
Неожиданно для многих, он покидает столичный Петербург и уезжает в далекий восточный край. Причиной отъезда блестящего гвардейского офицера в глухую провинцию стала неизлечимая в XIX веке болезнь – туберкулез. Врачи посоветовали перемену климата, и Шанявский отправляется служить в Амурский край – на Дальний восток империи.
Болезнь не отпускает талантливого офицера и в 1876 году генерал-майор Шанявский уходит в отставку по болезни и вынужден выехать на лечение за границу. Важной вехой в биографии генерала стала его женитьба на дочери сибирских купцов-золотопромышенников Лидии Алексеевны Родственной. После облегчения от болезни, отставной генерал принимает участие в создании нескольких золотодобывающих компаний на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Прекрасно зная регион, обладая связями с тамошней администрацией и большими организаторскими способностями, он стал ценным компаньонов для своих родственников и других сибирских купцов. Созданные им компании неизменно богатели, генерал принимал живейшие участие в их деятельности, лично выезжая в тайгу на прииски, вникая в проблемы рабочих. Кончилась сибирская деятельность Шанявского тем, что сколотив изрядное состояние, он в 1903 году возвращается в Москву. К этому времени его болезнь обострилась - на фоне туберкулёза у Шанявского развилась аневризма аорты, и пульсация аорты привела к прободению грудной клетки. Даже кашель или резкое движение могли стать причиной разрыва главной артерии. И жена окружила больного таким вниманием и уходом, какой только был возможен в сложившийся ситуации.
Однако сам генерал не думал о смерти. Давно участвуя в благотворительной деятельности в поддержку образования, он задумал создать невиданное в истории России учебное заведение – народный университет. По мысли Шанявского в его университете должны были получать образование те, кто не мог по формальным причинам получить места в государственных ВУЗах – те, кто получал образование на курсах, публичных лекциях, путем самообразования. Таким образом, народный университет должен был стать вершиной пирамиды системы вспомогательного образования в России.
3 октября 1905 года Шанявский подписывает завещание, в котором большую часть своих капиталов и доходов он передает городу для организации народного университета. Генерал поставил жесткий срок – занятия должны были начаться не позднее 3 октября 1908 года, в противном случае все средства переходили другому детищу Шанявского – Петербургскому женскому институту. Замысел и структура нового учебного заведения были столь необычными, что для того, чтобы он смог воплотиться в жизнь потребовалось принятие Государственной Думой Российской империи особого законоположения. Немало пришлось потрудиться и чиновникам министерства народного просвещения, чтобы интегрировать народный университет в систему образования. Но все трудности удалось преодолеть и 2 октября 1908 года профессор А.Ф. Фортунатов прочел первую лекцию в новом учебном заведении.

(Фото 1914 года)
Университет имел два отделения: научно-популярное (4 года обучения по программам общего среднего образования) и академическое (3 года по университетским программам естественноисторического, общественно-юридического и историко-филологического профилей).
Принимались лица не моложе 16 лет. Документы об образовании не требовались. Допускалось самостоятельное комплектование учебного курса предметами по выбору. Среди слушателей университета были служащие, учителя, ремесленники, рабочие.
Преподаватели могли не иметь официальной учёной степени, но условием приёма на работу был опыт педагогической и научной деятельности. В университете работали крупные учёные, оставившие правительственные учебные заведения вследствие своих прогрессивных настроений, — П. Н. Лебедев, Ю. В. Готье, А. Н. Реформатский, П. П. Блонский и др.
В университете вели занятия М.Н. Гернет, М.Н. Розанов, А.Ф. и С.Ф. Фортунатовы, Н.К. Кольцов, П.П. Лазарев, М.В. Павлова, В.П. Шереметевский, Ю.И.Айхенвальд, Г.Г. Шпет и др.
В семинарских занятиях и публичных диспутах принимали участие учёные из многих московских высших учебных заведений. Окончившие курс не получали дипломов и соответствующих служебных прав, но учебная система университета привлекала молодёжь, нуждавшуюся в получении или пополнении образования.
Число слушателей в 1908—1916 гг. выросло на научно-популярном отделении почти в 4 раза (около 1,4 тыс.), на академическом — почти в 3 раза (около 2,4 тыс.). В 1912 в университете училось свыше 3600 студентов.
При университете организовывались курсы (от 2 недель до 1 года) по кооперации, библиотечному делу, местному самоуправлению, педагогике и дошкольному воспитанию и др.
В 1918 году «народная» советская власть закрыла Народный университет, а в его здания разместился университет коммунистический, ставший впоследствии ВПШ. В настоящее время зданием владеет РГГУ, бережно охраняющий на его стене доску, напоминающую о посещении сего здания В.И. Лениным и палец о пальцем не ударившее, чтобы хоть как то увековечить память А.Л. Шанявского.

(главный вход)



(детали)

(1912 годъ - дата постройки)
Сразу за зданием университета Шанявского располагается здание Физического института, построенное в 1914 году по заказу «Общества Научного института в память 19 февраля 1861 года». Сейчас здесь помещается Институт прикладной математики им. Келдыша РАН.
В начале ХХ века напротив него через площадь располагалось схожее по внешнему облику здание Императорского Археологического института имени Николая II, которое было построено в 1913 – 1914 гг.

Учрежденный на частные пожертвования, институт имел целью «научную разработку археологии, археографии и русской истории с ее вспомогательными дисциплинами». Он был не только научным, но и учебным учреждением, в которое на трехлетнее обучение принимались лица, имеющие высшее образование. Причем третий год обучения был целиком посвящен практическим занятиям – раскопкам и работе в архивах.
Здание института, закрытого сразу после октябрьского переворота, исчезло в комплексе контор для советских учреждений, которые большевики строили непрерывно, начиная с 20-х и кончая 80-ми годами.

Вот этот кусок расположен на месте здания Археологического института и может быть заключает в себе фрагменты оного.
Если обойти здание советского административного монстра и выйти на 2-ю миусскую, то вслед за зданием подстанции можно увидеть красивое зеленоватое здание, построенное в 1903 – 1906 году для городского родильного дома имени А.А. Абрикосовой.

Имя родильный дом получил в честь своей благодетельницы, которая завещала на его создание 100 тысяч рублей.

Большевики переименовали роддом в честь большой принципиальной противницы деторождения Н.К. Крупской, немало сделавшей для распространения в стране абортов. Хотя не так давно роддому и вернули историческое название, здание по-прежнему «украшает» ФИО жены «вождя мирового пролетариата».

(Хорошо хоть деревья надпись скрывают)
Опять вернемся на площадь. В ее центре находится довольно невзрачное здание дворца пионеров,

построенное на месте величественного храма памятника царю Освободителю – Александровского собора, что был уничтожен сразу после войны.

(кадр из советской фильмы 1927 года)
Теперь о великолепном храме напоминает лишь бронзовая доска.

Перед дворцом пионерии памятник советскому писателю Фадееву.


Писатель стоит в сопровождении двух групп:

героев романов «Разгром»

и «Молодая гвардия».
Красные бандиты из «разгрома» выполнены куда более тщательно, чем реальные герои сопротивления немецким оккупантам – приоритеты идеологии сказывались и тут…
Небольшая улица связывает Миусскую площадь с Тверской и на ней есть еще одно живописное здание – Подворье Валаамского монастыря с храмом св. Александра Невского.

(Здание подворья)






Вот такая прогулка получилась. И наглядное представление как революция изменила судьбу несостоявшегося научно-учебного квартала Москвы…
А.
Tags: По следам исчезнувшей России, Церкви, реакционное, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments