Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Categories:
  • Music:

Давно дело было

Давно это было....
Очень давно, столь давно, что уже не вспомнишь как давно это было и никто не вспомнит - настолько это было давно.
Жил человек, простой мужик из одной из северных российских губерний. В 7-летнем возрасте остался он круглым сиротой и только тем, что в храме пел на жизнь и зарабатывал. Кто-то его грамоте выучил. А грамоту знать тогда опасно было. Или не было, в общем, ушел наш человек с обозом из северных мест в город столичный, что у моря тогда находился у серого, а по летнему времени, так и зеленому. То у купца мальчиком подрабатывал, то еще где, а с 14 лет - в матросы нанялся. Плавал на судах-кораблях по морю по окияну в разные страны заморские. Вот как-то приплыл он в город, что в устье реки Темзы стоит, да Лондоном прозывается. Как то днем крикнул корабельщик из начальников нашего то человека и поплыли они на лодке-шлюпке в город. Начальник по делам пошел, да и выпил закусил хорошо. А мужик наш у лодки сидел. все сидел сидел до самого вечера, когда начал пришел уже выпивши. Попросился было матрос у начальника в город сходить, чтобы хоть одним глазком посмотреть на жизнь то на англицкую... поспорили в общем матрос с начальником. Каждый потом свое рассказывал - матрос, что отпустил его начальник, да сам уплыл. Начальник - что сбежал от него матрос....

Походил наш матрос что мужиком был из губернии русской северной по городу по Лондону. Хороший город, и живут там изрядно, да куда же пойти то без денег и без всего? Приуныл было матрос, да в кабаке знакомство свел с человеком обходительным, тороватым, нехристианской веры, правда, но очень уж обходительным. Он переименовал матроса из Ивана в Джона, угостил водкой ихней, что виски прозывается, а потом к себе отвел да спать уложил.
Поутру, не успел наш матрос глаза открыть, а обходительный хозяин тут как ту - ты, говорит, Джон хороший моряк, пойдем со мной. Матросу податься некуда, денег нет, на свое судно не вернуться, а жить надо. Пошел с хозяином обходительным. Тот в дом его привел изрядный, а над входом в дом тот слоны нарисованы. Большие такие слоны. Там обходительный хозяин получил 100 фунтов англицких с портретом короля Георга милостивого, а матроса в том доме оставил.
И сказали ему в том доме - ты теперь есть матрос Джон Петерсон преславной Ост-Индской компании, а завтра ты поплыть на торговый корабль в Индия, к слонам, тиграм и магараджам.
Попыл наш матрос на корабле большом. И был тот корабль не один, много кораблей было, больше полусотни. А рядом - тоже корабли, но воинские, флота королевского.
Долго ли плыли корабли, коротко ли, доплыли до мыса, что надежным прозывался. Жили там тогда люди племени голланского, а корабли да суда других держав, что в порт заходили, платили за то голланцам денежку. Много было кораблей у англичан, не захотели они ничего платить. Вышли на берег солдаты в мундирах красных и сказали всем, что земля теперь эта принадлежит милостивому королю Георгу Англицкому. Посмотрели голланцы на корабли да на солдат и согласились.
Англицкой адмирал оставил тут и солдат часть и в помощь им охотчих людей с кораблей крикнул. Сошел на берег и наш Джон Петерсон. Не любо ему стало на судне компанейском, на берегу то все веселее. Так и сошел на берег, а с ним еще восемь сотен моряков компанейских.
На берегу чем заняться молодому мужику, матросу бывшему? А нечем не займешься. Голланцы к делам ремесленным да торговым не подпускают, а англичане своих еще не завели... в общем походил Джон Петерсон походил, да и поступил на службу к королю Георгу в солдаты. По первости денщиком служил у командира, потом в капралы произвели и пошла служба в мундире красном.
Долго ли коротко ли, а перевели полк, в котором служил Петерсон из Африки в Америку, в Суринам. Там Джон Петерсон уже и сержантом заделался, а так как был он человеком строгим, но справедливым, грамоте англицкой выучился, то поставили его заведовать лазаретом полковым. Дел было много - из полка англицкого в том Суринами почитай половина солдат да господ офицеров погибла. Не от пуль и стрел, а от лихорадок да болезней. Удивительно, но мужик из северной российской губернии здоров всегда оставался и крепок...
Долго ли коротко ли, а прошли года солдатской службы. Англичане Джоном Петерсоном довольны были, предлагали в чин следующий повысить если дальше останется милостивому королю Георгу служить. Но Джон Петерсон не забыл, что был он когда то Иваном Петровичем и решил домой возвернуться. В Англицком государстве с законом строго было - получил бывший сержант 500 фунтов за службу верную и на корабле транспортном в Европу вернулся. Было это в 1815 году, когда Бонапартия проклятого извели.
Явился отставной солдат к послу русского царя-батюшки императора Благословенного Александра Павловича, что в Голландии обретался и получил от него разрешение в отечество возвернуться. Но сперва, прознав про службу его у англичан, назначили его лазаретом заведовать, где русские раненные солдаты обретались. Лишь через три года вернулся он в город Архангельский, а там.... а там взяли его чины полицейские и в суд повели. Оказывается начальник тот, с которым в Лондоне по пьяному делу расстался жалобу подал - мол сбежал от него матрос, и потребовал матроса наказать. Наказать строго полагалось. Судья дело то рассматривал и концов не видел - матрос одно говорит, начальник другое. Кто прав? Начальнику конечно судьи больше верят, да начальник тот помер, а матрос вот он, живехонек.... И судья присудил так - как оно было - Бог весть, но виноват ты матрос Иван в том, что оставшись в Лондоне к послу российскому не явился и в отечество посредством того не возвратился. И присудил судья выпороть матроса 8 ударами и отпустить на все 4 стороны.
И пошел Иван домой. В сторону свою северную. На деньги, что милостивый король Георг платил, дом построил, жену завел, детки пошли.... А занятием своим избрал дело благородные и Господу Богу нашему угодное - детей учить начал. И за 30 лет своего учительствования две с половиной сотни выучил русской грамоте и иному, чему знал.... Хорошо учил. Когда помер он, ученики его благодарные памятник ему на могилу поставили из камня твердого. По сию пору камень стоит, о жизни интересной напоминая, да о труде благородном учительском, да о благодарности людской....
Хоть и давно это было, давным давно, так что никто уж за давностию и не упомнит когда это было....
А кто в Гугле не забаненъ тот и фотографии того памятника найдет :)
А.
Tags: История старой России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments