Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Categories:

Конаково, в поисках древнего тракта


Сегодня совершил поездку в город Тверской губернии Конаково. Целью был местный краеведческий музей, в котором надеялся найти некоторые материалы по истории Корчевы. В самом городе, думал я, вряд ли есть, что-то стоящее. Но это мнение ошибочное. Там есть примечательные места, да и погода сегодня была хорошей.



Воскресным утром можно ехать даже по питерскому шоссе. Вон какое пустое и свободное. Однако, все-таки дорога весьма неудобна - как шла при царе батюшке через все деревни, села да городки, так и сейчас идет. Вот и едешь не больше 70. Хорошо, что камер-радаров понавешали всюду, народ почти не гоняет. Когда свернул на бывший Корчевский тракт, что ныне ведет в Конаково ехать стало и свободнее и быстрее.
Утро. В Конаково все спит. Ставлю моторъ на стоянку на проспекте Ленина и иду по оному проспекту к музею. Город Конаково, с точки зрения градостроительства спроектирован на редкость примитивно и без смысла. Большевики объединили под названием города несколько сел и деревень, построили еще улиц, а города не получилось. вот тот же проспект - он задуман как центральная улица города. Хорошо спланирован - в середине бульвар, в перспективе - Волга, а выглядит скажем так простенько - стоят обычные кирпичные и блочные многоэтажки, без стиля, без оформления, хотя казалось бы город....
За этими размышлениями, перепрыгивая через лужи, занимавшие порой весь тротуар дошел до конца проспекта. Музей располагается на углу с набережной и был еще закрыт. Перешел дорогу и через сосновый бор пошел в Волге.

Лед на Волге пошел сизыми пятнами, что не мешало десяткам, а то и сотням рыбаков усеять его довольно густо - видимо закрывали сезон зимней рыбалки.
В дымке виднеется Конаковская ГРЭС

Покойно в бору на берегу. Редкие прохожие с детьми и собаками, проваливающийся снег на тропинках, лужи и проталины.... подумал, вот так наверное бы и выглядел берег в той же Корчеве, доживи город до нашего времени... И еще подумалось - как бы выглядела Конаковская ГРЭС если бы ее построили в стиле промышленного дизайна Российской Империи?
Тихо тут покойно

Вернулся к музею, который уже открылся. Посетителей не было, но сотрудники были весьма любезны. Охотно помогли найти нужную литературу, рассказали много интересного, и включили освещение в экспозиции. Для интересующихся сообщаю, что посещение музея стоит 40 рублей, фотосъемка - 50 рублей.
В экспозиции меня больше всего интересовала часть, посвященная Корчеве и она оказалась весьма интересной:


(План Корчевы, данный городу при основании оного. 1782 год)


(Из экспликации следует, что город начинался с 27 домов и 283 жителей)


(Служащие Корчевской земской больницы.)


(Благодарственный адрес, поднесенный мещанами Корчевы своему земскому врачу. Достойный был человек, этот Михаил Иванович)



(Уличная тумба, найденная на месте гибели города)


(Карта затопления). Это чисто по-большевистки - утопить готовый город, с инфраструктурой, учебными заведениями, удобными пристанями, и тут же построить другой. Хотя для того, чтобы спасти Корчеву необходимо было сооружение весьма небольшой дамбы. Даже без нее половина территории города осталась над водой)

Другие экспонаты.


Получилось плохо, но можно разобрать, что крестьянский сын Алексей Иванович Курбаткин, в 1908 году 10 лет от роду успешно окончил курс в Глиннаковской школе грамоты, в чем ему дано Корчевским уездным управлением сие свидетельство.



Неизменный Зингер. Завод в Подольске выпускал их по 60 тысяч в год и по всей России от Эстляндии до Дальнего Востока слышалось его стрекотание. Машинка, как меня заверили, полностью в рабочем состоянии.
К сожалению не получились кадры, о дореволюционной истории Кузнецовской фабрике, впрочем, о ней будет чуть ниже.
Примечательно, что в музее нет портрета Порфилия Конакова, в честь которого назван город. Личность эта была весьма темной. Известно, что он родился в Кузнецове, работал на фабрике, ушел матросом на флот, а в 1906 году был расстрелян за участие в волнениях матросов в Кронштадте. Впрочем, как мне пояснили сотрудники музея, расстрелян он был не сколько за революцию, сколько за грабежи и изнасилования, которыми с шайкой таких же отморозков промышлял во время беспорядков в городе. Советская власть в честь насильника назвала город, до сих пор так называется. А портрета в музее не было даже в советское время, его и сыскать не могли.


Быт зажиточного конаковца в 60-е - 70-е годы ХХ века.



Личные вещи из кабинета местного писателя.

В музее также есть экспозиция посвященная природе местного края.


(последний волжский осетр. Шутка. Сейчас осетров в Конаково разводят на специальной ферме. А в старые времена - они спокойно ловились в Волге)


Разумеется я не мог пройти мимо фото "Барсук на водопое" :) )

В музее есть и другие интересные экспозиции. В общем музей весьма интересный, содержится с любовью, но большой популярностью увы не пользуется. Но если будете в тех краях - настоятельно советую посетить.

Теперь некоторые примечательные места Конаково.


Памятник горожанам, погибшим в локальных конфликтах. Установлен у местного военкомата, увы, ближе к нему не подойти - огорожено.
А теперь пойдем через засыпанный тающим снегом парк к понтонному мосту через реку Донховку, туда, где прежде было село Кузнецово, славное на всю Россию своей фаянсовой фабрикой.
Фабрику сию основал в 1809 году немецкий предприниматель Фридрих-Христиан Бриннер, приехавший в Россию из Богемии. Его предприятие развивалось не шатко не валко, пока в 1870 году не было продано Матвею Сидоровичу Кузнецову, владельцу многих фарфоровых и фаянсовых предприятий России, “королю русского фарфора”.

Обладая мощной материальной и финансовой базой, М.С. Кузнецов сразу же приступает к реконструкции и расширению предприятия. Уже в середине 70-х годов на фабрике сооружаются новые здания для котельной, слесарной, прессовой, устанавливаются три паровых котла. Кроме фаянса фабрика приступает к выпуску и фарфора. Ассортимент ее становится огромным. Наладилось производство статуэток, которым давались интересные названия: “Дракон-птица”, “Пьяный с лакеем”, “Паж с собакой”, “Пьяные целуются”, “Собирается купаться”, “Двое подсматривают”, “Надевает чулок”, “Дева у бассейна”, “Дева плачет” и др., а также разные “амуры”, “сатиры”, “фараонки”, “психеи” и т.д. Одних только пепельниц в прейскуранте насчитывалось свыше трехсот наименований. Выпускаются изделия на темы народной жизни, например, статуэтки, изображающие бондарей, солдата, играющего на балалайке, крестьянок, полощущих белье.

Новые условия производства повысили требования к уровню грамотности и квалификации рабочих фабрики.
Поэтому уже в 1883 году М.С. Кузнецов открывает при фабричном поселке школу - “начальное училище М.С. Кузнецова”, которое состояло из восьми классных помещений (позднее - школа №4). Обучение продолжалось 4 года и было бесплатным; число учащихся доходило до 190 человек. В основном ими были дети служащих и рабочих фабрики, а при наличии свободных мест принимались и крестьянские дети окрестных деревень.

К 1890-м годам село Кузнецово становится одним из 103-х важнейших промышленных центров России. На фабрике работало 1300 человек (1026 мужчин, 190 женщин и 84 детей). Рабочие жили в 13 восьми - и шестнадцатиквартирных фабричных флигелях и в 105 собственных домах. Помимо школы в с. Кузнецово имелись больница, в которой работали врач, два фельдшера и санитарка, почтовая контора со сберегательной кассой, молочная лавка и харчевня. При училище была открыта библиотека, в которой по вечерам велись занятия с подростками 14-15 лет, работавшими на фабрике.
С 70-х годов XIX века в пределах с. Кузнецово беспорядочно начала застраиваться Старая Слобода - сейчас это 1-я Набережная улица, в 90-х годах - Новая Слобода (ныне ул. Свободы). Слобода - фабричное село, где жители мало занимаются земледелием, поскольку Кузнецов давал рабочим фабрики под постройку очень малые наделы. Поэтому дома в начале ул. Свободы и 1-й Набережной и в настоящие дни стоят так тесно. Плотная застройка села предполагает опасность распространения пожара. Именно по этой причине сгорает Старая Слобода, жилье для рабочих на которой было возведено заново. В селе строятся многоквартирные дома, т.н. “грунты”. Некоторые из них сохранились до наших дней на ул. 1-я Набережная. Всего в черте владений “Товарищества М.С. Кузнецова” к 1896 году проживало 2820 человек, в селе функционируют две церкви: деревянная для православных и каменная для старообрядцев, которую на свои средства возвел хозяин фабрики (М.С. Кузнецов был старообрядцем).
В Кузнецове получает развитие культурная жизнь. В 1908 году при фабрике (называлась она “Тверская фабрика“) создается “Кружок любителей драматического исскуства”, который положил начало на долгие годы Народному театру. Руководил им в то далекое время главный бухгалтер фабрики Николай Иванович Тулупов. Представления кружком давались 1-2 раза в месяц. Перед спектаклем, в антрактах и после окончания в фойе устраивались танцы под духовой оркестр, который для этого специально приглашали из Корчевы. В 1912 году в Кузнецове открывается “Электротеатр Кинематограф” на 350 мест. Это здание сохранилось до наших дней - оно известно конаковцам как “спортивно-технический клуб ДОСААФ”. Кладка стен здания выполнена из безобжигового кирпича, который изготовлялся из остатков бетонной меси, оставшихся при сооружении корпусов фабричных сооружений. Строил это здание известный московский инженер и архитектор Николай Александрович Погураев. Он же в 1910-1912 году руководил возведением новых корпусов фабрики, какими мы видим их сегодня.
1913 год - год наивысшего уровня развития Кузнецовской фабрики. Здесь работало уже до 2 тысяч рабочих и служащих; выпуск фарфоровой, фаянсовой посуды и майолики достиг 7 млн. изделий. Как отмечал в 1912 году Петр Кузьмич Ваулин, один из крупнейших специалистов-керамиков, “...фирма эта вырабатывает очень хороший фабрикат, по качеству не уступающий немецкому и в художественной части ... может удовлетворить самый изысканный вкус...” С 1872 года и до февральской революции продукция кузнецовской фабрики маркировалась Государственным гербом России, само предприятие носило титул “Поставщик двора Его Императорского Величества”.
К 1918 году в селе Кузнецово имелись три большие улицы: Старая Слобода, Новая Слобода, Александровка, а также несколько маленьких улиц – Лиговка, Старая Базарная площадь, Барышников тупик. Река Донховка в то время была неширокой, на ней располагался остров Соловьиный и сад у бывших хозяйских домов, находившихся напротив фабрики. В селении имелись три лавки, две булочные, четыре сапожных, две швейные мастерские и фотография Михаила Шевокова. На фабрике работало 1,5 тысячи человек. Центром культурной и политической жизни села стал рабочий клуб, размещавшийся в кинематографе.
(информация отсюда - http://www.portal-konakovo.ru/konakovo/history/faience/)
Что же осталось от этого великолепия сейчас?


Кустики камыша посреди закованной в лед реки Донховки - все что осталось от Соловьиного острова, где был некогда парк отдыха для рабочих фабрики.

Старые ворота, за ними - старые корпуса.


Ворота.


Лестничная башня. На флюгере - год основания предприятия - 1809.


Рабочий клуб. Попробуем подойти к нему поближе.

Вдоль набережной стоят добротные деревянные дома. Как мне сказали - в них жили привезенные Кузнецовым мастера старообрядцы. Дома крепкие - по сию пору выглядят солидно.






За клубом - дома для простых рабочих (увы, фото не получилось) добротные двухэтажные, "Раньше хозяин селил в отдельные квартиры, это мы потом подселять стали в коммуналку все превратив. Мы - советская власть в смысле" - рассказала мне про них сотрудница музея, сама в таком доме живущая.
А вот и клуб













От клуба открывается прекрасный вид на старый комплекс зданий фабрики


Говорят, что этим корпусам недолго осталось, хотя выглядят они весьма прочно и в хороших руках нашли бы себе применение.

После Конаково мой путь лежал к реке Сестре на границу с Московской областью, хотелось своими глазами увидеть как проходил древний тракт из Корчевы на Рогачево

Дорога частично оттаяла - обнажился асфальт, но местами сохранился подтаявший лед - снеговая каша. Чем дальше от Конаково, тем больше воды и льда на дороге. Старинная дорога идет через села и деревни. В некоторых из них останавливался для фотографирования - обочины по-прежнему в снегу, не очень то и встанешь.


Троицкая церковь в селе Крутец.




Церковь Спаса Нерукотворого в селе Дулово.


Часовня на кладбище там же.


А вот и то, что хотелось увидеть - долина реки Сестры, а на другом берегу - деревня Нижнево, куда приходит дорога из Рогачево. Черточки сошлись....

Пора и обратно


На обратном пути остановился в Сонечногорске купить кофею. Увидел здание почтовой станции, бывшей некогда путевым дворцом Екатерины Великой.

Сейчас там музей, но по воскресениям он только до 16-00.
Подумал было свернуть на малое кольцо и вернуться в Москву по новориге, но решил этого не делать, а зря - пробка на питерском шоссе начиналась километров за 10 до развязки на Шереметьево и тянулась до самого МКАДа...

А.
Tags: По следам исчезнувшей России, Церкви, мобифото, моторъ, путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments