Китоврасъ (kitowras) wrote,
Китоврасъ
kitowras

Киев - 2014. Путевые заметки


Этот текст и фотографии - просто путевые заметки. Возможно, по итогам поездки напишу статью, где будет меньше наблюдений и больше размышлений. А пока, это просто срез впечатлений от поездки в столицу Украины.

В январе 2014 года одна из российских общественных организаций предложила мне посетить Киев и прочитать несколько лекций украинским студентам о ситуации в России и русско-украинских отношениях. Такие поездки экспертов – практика, полезная в равной степени и для студентов и для лектора. Живое общение и возможность увидеть ситуацию на Украине своими глазами - соблазн был слишком велик, чтобы отказаться.
В Киев я выехал на поезде-экспрессе, который совсем не делает остановок на всем пути. Это позволяет российскую границу проходить прямо на вокзале, а украинскую – непосредственно перед прибытием. Очень удобно, ночью можно выспаться. Разговоры о Майдане слышались уже в вагоне, едва поезд отошел от столицы. По счастью мне попался в купе молчаливый попутчик, сначала сидевший уткнувшись в айпад, а потом и вовсе в макбук.
Хотел было выпить на ночь стакан черного чаю, но у проводников не оказалось такового! Только зеленый. Зато есть «отличная кофемашина с капсулами»», утром оно может и кстати, а сейчас – зачем? Так и пришлось лечь спать несолоно хлебавши. Поезд прибывал в Киев рано утром, в 6 по киевскому времени, что соответствует 8 по Москве. Вообще, именно на Украине наглядно ощущаешь убогость и противоестественность как введенного коммунистами декретного времени, так и придуманного их последышем «вечного лета». Потому что, когда светло становится в 8 утра, это более естественно, чем в 10.
На вокзале попытался отыскать банкомат, чтобы снять с карточки местные наличные. В отличие от России, где банкоматы стоят на каждом углу, здесь их оказалось всего два, причем, тот который работал, принимал карточки не той платежной системы. Делать нечего, отправился в гостиницу, в надежде обнаружить банкомат в ней или по дороге. Было холодно, даже морозно. Город не производил впечатления охваченного беспорядками или пребывающего в преддверии гражданской войны. Редкие прохожие и автомобили. Горящие фонари и рекламы – все тихо и спокойно. По дороге попался банк, и кошелек пополнился гривнами. А вот и гостиница или на местном наречии – готель.

Рассвет над Киевом. Вид из окна гостиницы.
Заселился в номер, переведя дух, спустился к завтраку. Завтрак вполне обычный, сытный, качество еды хорошее, за исключением кофе, главным достоинством которого была температура. Впрочем, редко где на шведском столе присутствует приличный кофе.
В номере еще раз продумал лекции, сделал небольшие пометки в блокноте. Организаторы были столь любезны, что прислали за мной моторизованного студента. Садимся в его машину, рефлекторно берусь за ремень, и выясняется, что тут почти никто не пристегивается, у моего возницы и вовсе заглушка в пассажирской пряжке стояла. Машин на улицах много, движение плотное, однако, водят тут помягче, не так нервно как у нас. Спрашиваю о платной парковке в центре – «да, ввели, но все равно никто не платит, а за что платить?» Потом, прогуливаясь по центру, увижу и знаки, и разметку, и паркоматы, но ни одного паркона.
Мои сегодняшние слушатели учатся в Национальном Авиационном Университете Украины, на факультете… международных отношений. Говорят, что сейчас более половины студентов НАУ получают образование никак не связанное с авиацией. Самолеты тут только на эмблеме. На одном этаже с российским информационным центром – информационный центр Европейского союза. Таких в Киеве много. Почти в каждом ВУЗе. Есть еще информационные центры НАТО, Польши, Германии, Румынии…. Всего более тридцати. И лишь один – российский.
Собираются студенты. Формат мероприятия – 40 минут для моего выступления, 40 минут на вопросы и дискуссию. Через полчаса – вторая лекция в том же формате. Тема – российско-украинские отношения от истории к современности. Первая лекция – уровень власти, вторая – уровень общества. Моей целью было не перечислить, кто, когда и с кем подписывал какие соглашения (это в любом учебнике найти можно или в гугле, что проще), а рассказать о мотивации российских властей и общества, их мировоззренческих принципах, и о том, как это проявляется в политике.
О студентах – народ заинтересованный. Им интересно. Это видно потому как слушают и потому какие вопросы задают. Нет случайных или присланных по разнарядке. Видимо, российские эксперты в Киеве – гости не частые. Настроения студентов в целом умеренные, но есть и несколько активных сторонников Майдана. Однако, все держатся в рамках, вопросы порой острые, но в корректной форме, с уважением к собеседнику. По-русски говорят все, даже сторонники партии «Свобода».
Эти молодые люди родились и выросли уже в независимой Украине и мыслят категориями именно этой страны. Их отечество – Украина. Они все в той или иной форме ее патриоты. Да, далеко не все поддерживают майдан, но сторонников прорусской ориентации тут нет вовсе. Для них ничего не значат рассуждения о общей истории, культуре, духовных или религиозных связях России и Украины. Ничего. Как от стенки горох. Они не знают и не любят советскую культуру – все эти все еще культивируемые у нас советские мультфильмы, занудное советское кино и т.д. А с русской классической культурой они и вовсе не знакомы. Блестящая работа системы образования незалежной Украины! Какие бы там не были кризисы, какие бы министры не менялись, а воспитать новое поколение украинцев они сумели. Среди них нет левых. Все левое тут прочно ассоциируется с советским, а советское - является прошлым.
Они не спорят с трактовками украинской истории – от кого она началась, и т.д. Им это просто не интересно. Они ощущают себя гражданами Украины
В то же время, здесь нет и русофобии. Интерес к отношениям с Россией есть, особенно к экономическим отношениям. Присутствует понимание важности этих связей и их выгодности для Украины. С Россией готовы торговать, быть добрыми соседями, но…. Ориентируются тут на Европу. Хотя бы потому, что у украинского студента куда больше информации о Европе, чем о России. И еще потому, что продолжить обучение в Европе для них много проще и привлекательнее, чем в России.
«Спасибо» российскому МИДу, Россотрудничеству и прочим конторам. Почему американское посольство каждую в неделю проводит для студентов открытую встречу с дипломатами или специально приглашенными экспертами, а российское – не проводит таких мероприятий в принципе? Вопрос риторический….
И еще раз – общаться с этими студентами очень интересно. Они умные, живые , активные и думающие. Но – чужие.
Об отношении к майдану и президенту говорят спокойно. Президента не любит никто. Даже противники майдана говорят так – «довели людей, все себе воровали, воровали, и люди не выдержали». Не любят майдан, потому что считают, что большинство его руководителей хочет оттеснить Януковича и его людей и сесть также воровать самим. Вернее сказать, не не любят, а не верят ему. Хотя, есть и те, кто считает, что майдан что-то изменит, просто в силу фактора общественной активности.
Очень интересует студентов и ситуация в России. Заметно, что объективной или просто подробной информации об общественных, политических и экономических процессах в нашей стране здесь мало. Один из наиболее популярных вопросов – может ли что-то похожее на майдан произойти в России? Могу ли я себе представить, чтобы в России люди захватывали общественные и политические здания?
-- А что представить, я вспомнить могу. Как стояли в Москве баррикады и отставной генерал орал в мегафон на ступенях захваченной мэрии – «У нас не будет не мэров, не пэров, не х*ров!», Как ехала колонна к Останкино и как танки расстреливали белый дом.
Многие из студентов о 93-м годе в России ничего не знают. Они родились уже после этой даты, в другой стране и для них это чужая история…
После четырех часов лекции пьем чай с организаторами (чай? Та коричневая жидкость в бутылке – тоже чай?). И снова приходится краснеть. За наш МИД, за наших дипломатов, за всю нашу бюрократическую машину, которая не просто проигрывает европейским и американским конкурентам, а даже не пытается играть. В американском и европейских посольствах каждую неделю проводятся совершенно открытые мероприятия для молодежи – встречи с дипломатами, экспертами, политиками и т.д. В Российском посольстве – тишина. «Почему Россия ничего не делает?» - и что прикажите ответить на этот вопрос, который задает человек, который для России делает очень много. Который вырос на Западной Украине, но сохранил русское сердце? Когда такие вопросы задаются в Москве – это одно, когда слышишь их здесь – не знаешь в какую яму провалиться от стыда … Впрочем, люди здесь не теряют оптимизма и уверенности в своей работе. А это главное.

Шел москаль через майдан….
Когда я еще только собирался в Киев, мне все говорили – только на майдан не ходи, там опасно. И добавляли – главное, расскажи потом, что там на самом деле происходит.
В Киеве мне тоже настойчиво рекомендовали не ходить на Майдан. Рекомендовали, рекомендовали, а потом я услышал – ну как это быть в Киеве и не побывать на Майдане? Со мной был надежный человек, имя которого я тут светить не буду – ему в Киеве жить и работать, а мало ли как что обернется.
Мы прошли по улице Симона Петлюры к бульвару Шевченко. На перекрестке улиц – памятник. Всадник на коне. Кто это? – спрашиваю своего попутчика. Про себя подумал, что совсем не удивлюсь, если это окажется памятник самому Петлюре. Но оказалось, нет не Петлюра. Всадник – это товарищ Щорс. Революционный красный командир. Говорят, и его хотели скинуть, но не смогли – памятник большой и очень тяжелый. Бывший офицер русской армии Щорс во время гражданской войны воевал и против немцев, и против Петлюры, и против поляков и против Белой добровольческой армии, а убит был по весьма достоверным предположениям своими же.

(Здесь был ленин. Больше не будет)
Памятнику Ленину, который стоял в конце бульвара у самого начала Крещатика, повезло меньше. Его с помпой снесли в ходе нынешнего майдана. Вот и постамент. Весь исписан лозунгами и обклеен какими-то бумажками. Вокруг – все прибрано и подметено – ни мусора, ни осколков. Говорят, кто-то рачительный прибрал к рукам осколки статуи и теперь за изрядную цену торгуем ими в интернете.
Идем по Крещатику. Ничего не предвещает приближения к эпицентру революционной активности. Все также ездят машины, (точнее, не ездят, а стоят в вечерней пробке), ходят люди, работают магазины и кафе.

(За переходом начинается, собственно, майдан)
Территория протеста начинается сразу после перекрестка с улицей Богдана Хмельницкого. Здесь нас встречает первая баррикада. Она удивительным образом, напоминает картинки из школьных учебников истории о революции начала ХХ века. И разительно отличается от баррикад, которые доводилось видеть в Москве в 1991 – 1993 годах.
В баррикаде открыт проход для публики. Рядом – горят дрова в бочке и стоят часовые. Публики много. Работают магазины, кафе, конторы, Центральный телеграф, люди идут по тротуару по своим делам, как бы не замечая того, что на проезжей части расположился военный лагерь. Да, впечатление, которое производит майдан – это именно военный лагерь.

Причем, лагерь хорошо организованный – ряды армейских брезентовых палаток, часовые, патрули – все как полагается. Лозунгов и символики, относительно мало – обозначения частей - Коломыйская сотня, Ривинская сотня и т.д. – небольшие аккуратные плакаты и много флагов. В этой части лагеря нет ощущения стихийности, протестной вольницы, здесь – военный порядок. Это выражается даже в чистоте вокруг палаток и на площади. Сюда не только регулярно подвозят все необходимое, но регулярно убирают весь мусор. Логистика огромного лагеря организована безупречно. За всем этим угадывается сложная и планомерная организационная и подготовительная работа.
Между тротуаром и лагерем – линия лотков, на которых продаются магнитики, значки, открытки с символикой евромайдана и наиболее зрелищными фотографиями столкновений. Тут можно купить и флаги, и книжки, и шарфики. В этой торговле есть что-то специфически украинское. Сложно представить, чтобы вот так продавали символику во время событий на Манежной или Болотной площади. В памяти всплывает образ запорожской сечи и бодрый Янкель, раскинувший свою торговлю прямо на задворках казачьих куреней.

Проходим мимо захваченной мэрии Киева. В здании горит свет, работает подсветка наружных стен – все, как ни в чем не бывало. Над входом – большой портрет Тараса Шевченко, да под официальными табличками появилась надпись краской – «Штаб революции».
Вот и сам Майдан незалежности. Новогодняя елка, превращенная в агитационную пирамиду. Сцена. Около сцена – некоторое количество публики, на первый взгляд – не более двух сотен. Выступает местный бард и поет изветсную. песню Нич яка мисячна. Однако, перед исполнением сообщает слушателям, что большевики внесли песни некоторые изменения, а он сейчас порадует подлинными словами….

Зеленый лазерный луч пишет на стенах окрестных домов революционные лозунги….
Чуть в стороне от сцены, молодые парни в касках и с трофейными милицейскими щитами строятся в «черепаху», а потом перестраиваются в линию. То ли так обучают новобранцев, то ли фотосессия – вокруг было немало репортеров.
Проходим до конца Крещатика и поворачиваем направо, на знаменитую улицу Грушевского – место главных столкновений майдана и «Беркута».

Высоко на холме виден Дом правительства Украины, слева – закопченные ворота стадиона «Динамо». Дальше первой баррикады никого не пускают. Сейчас перемирие и все спокойно. Поражает в первую очередь малое пространство, на котором происходят активные действия. В сущности, весь район столкновений занимает площадь не более футбольного поля.
Замечаю выдвигающийся на позиции отряд бойцов. Они в экипировке, жилетах, касках при дубинках и щитах, и по своему строю, походке, манере себя держать очень напоминают и своих противников из «Беркута», и других хорошо обученных и мотивированных солдат. Будь у них на рукавах нашивки, а на плечах – погоны – то ничем бы не отличались от регулярной части. И совершенно ничем не напоминали эти люди вышедших протестовать граждан.


(Графити на ул. Грушевского)

Мы направились к Трехсвятительской улице, чтобы выйти из зоны майдана и вернуться в город. Тут к нам подскочил резвый молодой человек неформального вида и бойко стал на самой что ни на есть ридной мове говорить какую-то, на первый взгляд, ерунду. Моя сопровождающая отвечает ему с ходу на том же диалекте, что нема у нас корзиночки, в которую он может убрать какие-то бумажки и пучки соломки, что в руках держал, и пакетика нема, и т.д. Молодец задает какие-то новые вопросы, и я понимаю что дело тут не в корзиночках и не в веревочках, он проверял знания языка. Моя попутчица выросла на западной Украине и подозрений не вызвала. Разочарованный хлопец отвалил, а мой спутник говорит – вот так они проверяют публику, хорошо, что ты не стал рот открывать, а то бы тут разоблачили как москаля, и пришлось бы…. Что именно пришлось, он уточнять не стал, и мы пошли дальше. Трехсвятительская улица перекрыта баррикадой, в которой оставлен проезд для автомобилей. Проезд узкий, в одну машину. И рядом с ним дежурят два регулировщика. Не из милиции, а из людей майдана. Эти люди в желтых светоотражающих жилетах действовали четко и слажено. Очень сложно представить, как вышедшие протестовать разгневанные граждане, способны часами выполнять монотонную работу по регулированию движения, а ведь пост этот стоит тут не первые сутки.
Сразу за баррикадами майдан кончился. Тихие дома, деревья, припаркованные автомобили, люди, идущие с работы, школьники – обычная картина вечернего города. На Михайловской площади, еще один небольшой лагерь, окруженный невысокой баррикадой. Здесь стан некоего «куреня», в чем-то несогласного с остальным майданом, но не желающего полностью отстраниться от событий.
Мой спутник спрашивает – могу ли я представить подобное только что увиденному на Красной площади? Нет, не могу. В том смысле, что кризиса у нас, конечно, дойти может. Но…. Но либо оппозиция в два дня займет Кремль, либо ее за день разгонит ОМОН и при необходимости – танки. А чтобы вот так – разбивать на два месяца лагерь и вести позиционные уличные бои на специально выделенной для этого улице… Такое у нас себе представить не могу.

В темноте поблескивают купола Михайловского златоверхого собора – главного храма города (в гербе Киева – Архангел Михаил), взорванного большевиками в 30-е годы и восстановленного уже постсоветское время. Но там тихо. Тихо и на Софийской площади. Погружен в темноту памятник украинскому гетману, на постаменте которого некогда была надпись – «Богдану Хмельницкому – единая и неделимая Россия». От той надписи давно не осталось и следа.
Это древнейший район города. Вот здесь некогда русские дружины разбили печенегов, а мудрый князь Ярослав построил на месте битвы величайший по тому времени храм. Его стены видели многое – вся тысячелетняя история города перед ними…..

Макет Золотых ворот, скрывающий в себе остатки подлинной триумфальной арки Ярослава Мудрого. А кругом – старые кварталы дореволюционного, губернского Киева.
Там на бульваре я простился со своим спутником, еще раз поблагодарив его за прогулку. Зашел в гостиницу переодеться, поднимаюсь в свой нумер, открываю карточкой дверь и обнаруживаю вторую карточку, воткнутую во внутренний замок. Оказывается в номере, где я провел лишь несколько часов, решили устроить уборку. Все прибрано очень чисто. На столе лежала оставленная утром папка с бумагами, забавно, но утром бумаги лежали в несколько другом порядке. Возможно, уборщица уронила папку на пол, а потом собрала листы, не сильно тревожась за порядок. На тех листах, к слову, был лишь черновик статьи о земствах в эпоху Государя Императора Александра III.
Переоделся и обнаружил, что от штанов и куртки изрядно пахнет дымом майдана. Вышел погулять на предмет найти заведение поесть, но в окрестностях ничего привлекательного не оказалось.

(листовка на стене дома в районе вокзала)
Вернулся и заказал еду в номер. Оказалась вполне приличной, хотя и несколько недосоленной.
Утром еле-еле заставил себя открыть глаза. По киевскому времени - три, по Москве – пять. Оделся, собрался, сдал нумер и сел в заказанное такси – оказалась старенькая «Волга» и вовсе без ремней безопасности и по пустым улицам поехал в Жуляны.
Водитель, крепкий мужик лет 50, оказался разговорчивым. Говорил о том, что в стране нет денег, что самолеты можем строить, только если Россия даст на них деньги, что в институтах учатся только за плату, а хорошую работу могут найти только те, кого родители пристроят. Прочим же сулил участь стоять за прилавком на рынке, что, по мнению шофера, можно делать и не имея высшего образования. Чего больше в этих словах – реальности или мировоззрения, в рамках которого любой успех возможен только «по блату»?
Вот и аэропорт. Небольшой, но модернизированный к недавнему чемпионату по футболу, так что все оборудование современное. Быстрая регистрация, довольно простой досмотр службы безопасности. Нет, все что положено проверили, но явно поверхностно, без желания вникать в детали. Штамп в паспорте и граница Украины за мной закрылась.

Самолет поднимается в еще темное небо и летит навстречу рассвету.

До свидания, Киев! В этот город очень хочется вернуться.
А.

P.S. все фото - снятые мобильником, поэтому весьма посредственного качества.
Tags: мобифото, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments